Дети online

Прослушать новость

Ольга Красильникова

Мировой рынок онлайн-образования наметил явную тенденцию: миллионы долларов вливаются в нишу школьного и дошкольного образования. «Бизнес-журнал» решил разобраться, чему выгодно обучать в России тех, «кому за ноль».

Сегмент онлайн-образования, рассчитанного на детей, сегодня переживает настоящий бум. По количеству привлеченных в отрасль денег лидирует Юго-Восточная Азия. Согласно цифрам, опубликованным в исследовании Emerging Strategy, например, в Китае на начало 2016 года две из трех (62%) инвестиционных сделок приходились на детское онлайн-образование. В свою очередь, Индия сумела привлечь в «цифровые классы» более $1 млрд уже к середине 2016-ого (статистика Technopak и Simplilearn).
Российский рынок детского онлайн-образования тоже насыщен предложением, однако крупных игроков можно пересчитать по пальцам. Проектов уровня «ЯКласс», «Фоксфорд» или Archikids — всего несколько десятков.
«Новые проекты появляются чуть ли не каждую неделю, — рассказывает Кристина Геворкян, консультант по развитию образовательных проектов. — Другой вопрос, что они, грубо говоря, местечковые, о них мало кто узнает. В основном такие проекты запускаются инициативными идеалистами, которые верят, что меняют мир к лучшему, но при этом воспринимают свое дело больше как хобби, а не бизнес».
Приходу на российский рынок крупных игроков мешают несколько факторов. Во-первых, необходимость привлекать долгие инвестиции. «Ждать операционной окупаемости раньше чем через 2–3 года довольно наивно, — объясняет Геворкян. — Поэтому сейчас ключевая стратегия для таких проектов — занять свою нишу на рынке и привлечь максимум клиентов». Во-вторых, российский потребитель сегодня не готов деньгами голосовать за онлайн-образование. Родители верят в репетиторов, офлайн-курсы, и — бесплатный контент на интернет-порталах.
С подобными проблемами сегодня сталкивается каждый первый образовательный проект в сети. Создатель видеоэнциклопедии для родителей Babystep Айнар Абдрахманов потратил более $1,5 млн на создание тысячи обучающих роликов, но российские пользователи, как признавался предприниматель в открытых источниках, не торопятся покупать подписку. А вот в Китае, переживающем демографический бум, ролики оказались востребованы: более 800 тысяч подписчиков и 73 млн просмотров всего за 4 месяца после старта проекта в Поднебесной.
Настоящим драйвером развития отрасли в России можно назвать массовое проникновение мобильных технологий и интернета в ассортимент развлечений малышей. Практически каждый второй ребенок (49%) в возрасте 3–4 лет играет на телефоне или планшете родителей. К 5–8 годам этот показатель достигает 75–76%, судя по цифрам исследования MOMRI 2016 года. Вручая своему чаду гаджет, родители задумываются о мобильных приложениях с подходящим контентом. В идеале — чтобы ребенок не просто развлекался, но и попутно узнавал что-то новое. «Исследования российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий» (East-West Digital News, ФОМ, «Нетология-групп», НИУ ВШЭ, Rusbase, ФРИИ и другие) в 2016 году показали, что онлайн-инструментами для развития своих детей пользуются 49% родителей. И в то же время в исследовании было отмечено, что только 3,2% от этих людей оплачивали образовательные интернет-услуги. Остальные пользовались бесплатными курсами, которые, впрочем, являются хорошим заделом на будущее. Познакомившись таким образом с онлайн-образованием, как дети, так и их родители в будущем активнее переходят на другие формы развивающего интернет-контента: видеоуроки, подготовку к контрольным и экзаменам, дополнительное обучение и многое другое. В совокупности все это внушает уверенность, что в обозримом будущем онлайн глубже проникнет в детское образование. А значит,  самое время занимать эту нишу и обрастать пользователями, чтобы через несколько лет, когда платить за дистанционное обучение станет нормой, подоспели сверхприбыли. Остается только определиться с направлением бизнеса.

Где копать
Сегодня внимание бизнеса приковано к дошкольникам. На то есть целый ряд причин. Во-первых, снижение возраста пользователей мобильных устройств. Гаджеты встречаются и у детей двух–трех лет. Во-вторых, родители видят в современных технологиях возможность занять малышей и посвятить время себе. Ольга Дыняк, основатель сервиса IQsha (Московская область), отмечает популярность «запроса на полностью автономные занятия ребенка без участия взрослых». Наконец, подготовка к школе — процесс, на котором взрослые не экономят. «Чем младше ребенок, тем больше родитель готов платить, — объясняет Кристина Геворкян, консультант по развитию образовательных проектов. — Потом — к школе, и тем более к ее окончанию — энтузиазм сходит на нет, статьи расходов меняются».
Однако рынок «развивалок» для малышей в России представлен весьма скудно. Из крупных игроков — «Мерсибо», «Играемся», «Разумейкин». В остальном, отмечает Геворкян, — развлекательные YouTube-блоги (которые пользуются невероятной популярностью: у них многомиллионные подписчики и просмотры) и мобильные приложения среднего или низкого качества. Бо́льшая часть развивающих курсов представлена в офлайне, и это большое упущение, полагает эксперт, ведь для родителей с маленькими детьми территориальная доступность играет важную роль. Отправиться в интересующий детский центр бывает сложно из-за его удаленности, а также неразвитости городской инфраструктуры. Запрос на онлайн-обучение для детей возникает и вследствие экономического кризиса. «Многие семьи стали склоняться к онлайн-проектам, так как средняя стоимость занятий здесь заметно ниже, чем в офлайне», — объясняет Ольга Дыняк (IQsha).
Однако даже на таком перспективном направлении предпринимателям приходится сложно. Проект IQsha на рынке более пяти лет, развивается по методу бутстрэппинга (на собственные средства) и только недавно перешагнул отметку в 400 тысяч пользователей. «Для кого-то это смешные цифры, но мы уверены, это только начало», — не унывает Дыняк. У компании много планов — например, заработать на англоязычной аудитории: недавно была запущена английская версия сервиса. Теперь на очереди старт мобильного приложения.
Не все гладко и у минского онлайн-сервиса LogicLike, работающего с русскоязычной аудиторией. Платформа направлена на развитие логики, мышления и математических способностей детей от 5 до 12 лет. В сезон на портале занимается свыше 50 тысяч детей. Рынок перспективный, активно растет, считают в LogicLike; с другой стороны, многие родители пока не готовы платить в онлайне (нет карточки с онлайн-оплатой, электронных денег, опыта и прочее). Но в компании уверены: этот фактор скоро себя изживет. Тем не менее в LogicLike не спешат полагаться исключительно на интернет. В компании более пяти лет развивают крупное офлайн-направление — занятия по логике в школах и гимназиях Белоруссии.
Дети постарше — потенциальная аудитория «цифровых классов». Проекты вроде InternetUrok.ru или «Фоксфорд» предлагают видеоуроки по основным школьным предметам. Помимо просмотра лекций, юные пользователи, как правило, могут задавать вопросы преподавателю, оттачивать навыки на специальных «тренажерах», а также оценивать свой уровень знаний с помощью тестирования. Ольга Дыняк считает, что подобные проекты — находка для родителей «хоумскулеров» и детей с ограниченными возможностями. «Цифровые классы» — хорошее подспорье для школьников во время болезни или каникул. Тем не менее, как считают эксперты, родители неохотно платят за обучение предметам, которые их чадо проходит в школе бесплатно.

В дополнение
Рынок дополнительного школьного образования занимает большую часть «детского онлайна». Этот сегмент включает в себя огромное количество образовательных проектов, направленных на обучение детей навыкам, не входящим в школьную программу. Есть и свои фавориты. В настоящий момент в тренде — обучение детей программированию. Вероятно, устойчивый спрос на инженерные специальности на рынке труда, а также высокие зарплаты в ИТ-сфере по сравнению с другими отраслями заставляют родителей сделать вполне однозначный вывод.
Например, «Школа программистов» предлагает онлайн-обучение школьникам старше 6 класса. Программа рассчитана на 2–3 года. И после выпуска, как уверяют в школе, подросток сможет поступить в технический вуз, устроиться разработчиком или даже организовать собственный бизнес. Большинство платформ подходят к этому вопросу не так глобально — имеют в своем распоряжении отдельные краткосрочные курсы, посвященные одной теме или определенному языку программирования. Особенной популярностью пользуется игра Minecraft. Ее используют как среду для изучения информационных технологий. Применяя языки программирования, ученики вносят в игровой мир изменения и тем самым легко запоминают «нудный» материал.
В своих отчетах Агентство стратегических инициатив прогнозирует появление в ближайшем будущем еще 186 специальностей, связанных с ИТ. Это означает, что спрос на ИТ-специалистов будет только расти. А ниша обучения детей программированию останется золотой жилой для рынка онлайн-образования на долгое время.

Профпригодность
Есть и менее очевидные ниши. Например, профориентация. На запрос о помощи в выборе профессии Рунет сегодня отвечает огромным количеством предложений. У востребованности этой услуги есть все основания: в России, как следует из результатов опроса Superjob, проведенного в 2015 году, не по специальности работают около 60% выпускников вузов. При этом родители школьников прекрасно понимают важность правильно выбранной специальности — чтобы работа была и по душе, и денежной. Многие помнят свой неудачный опыт.
И все же большая часть онлайн-ресурсов, направленных на профориентацию школьников, отличается особо низким качеством. «На рынке много шарлатанов, — предостерегает Алёна Владимирская, основатель проекта «Профориентация: профессии будущего» (Москва). — Заниматься профориентацией ребенка (как и взрослого) должен опытный HR, но никак не психолог. Психолог ничего не знает о требованиях профессии, к тому же на успех в профессии личностные особенности влияют в последнюю очередь. Одним словом, в тесты я не верю! Здесь важно наличие способностей, таланта к делу. Этого психологические тесты, коими запружен интернет, не определят». Проект Алёны Владимирской возник как побочный от профориентации для взрослых. Родители, успешно прошедшие курс в «Антирабстве», просили поработать и с их детьми, объясняет Владимирская. Таким образом в «Профессиях будущего» оказалось 50–70 подростков.
Однако ниша профориентации школьников имеет и свои недостатки. Чтобы сориентировать в выборе профессии взрослого, необходимо оценить имеющиеся у него навыки, прошлый опыт, обсудить желаемые отрасли. Но как, вопрошает Алёна, быть с подростком, у которого нет никакого опыта, нет понимания, чего он хочет? Это ручная работа, которую сложно масштабировать. С каждым ребенком персонально работает опытный HR, задача которого — определить способности и интересы школьника, а также понять, сможет ли, потянет ли ребенок выбранную профессию.

Ответственное дело
Низкое качество детских онлайн-проектов, на которое часто жалуются эксперты, имеет свое объяснение: невысокий порог входа.
Наталья Сторожева, генеральный директор московского Центра развития бизнеса и карьеры «Перспектива», объясняет: «Чтобы организовать онлайн-курсы по изучению чего угодно — от бухучета до игры на гитаре, достаточно иметь сайт, спикера (носителя знаний), платформу для трансляции и некую промоактивность для привлечения обучающихся. Несложно и недорого, особенно для тех, кто хорошо ориентируется в социальных сетях. Так что онлайн-обучением может заниматься любой, кто готов делиться знаниями и навыками за скромное вознаграждение». На руку играют простота организации и низкая себестоимость. На подготовку онлайн-мероприятия нужно не очень много времени. Как правило, с момента возникновения идеи до первой трансляции проходит 3–4 недели, описывает тонкости бизнеса Сторожева. А дальше, при наработке опыта и формировании клиентской базы, достаточно недели. В свою очередь, затраты организаторов на онлайн-обучение намного ниже, чем на офлайн: не нужно арендовать помещения, оплачивать работу администраторов, тратиться на кофе-брейки и обеды, формировать большую группу участников. И несмотря на это, вкладывать в разработку качественного контента стартаперы на торопятся — а значит, лишают себя серьезного задела на будущее, когда бурный спрос на виртуальные образовательные услуги распространится и на Россию.