Умная бахча

Прослушать новость

Вера колерова

Ставропольской арбузной бахче «Пономарево» из бизнеса удалось сделать настоящий аттракцион. Семейная ферма выращивает гигантские арбузные артефакты, предлагает покупателям попробовать арбузы с желтой и оранжевой начинкой, а заодно — провести время в парке соломенных скульптур.

Детство у Романа Пономарёва было «трудное»: пока его сверстники гуляли, он занимался тем, что копал картошку на отцовской ферме и кололся шипами, продергивая розы в теплицах (у отца была целая плантация роз). Когда после сезона он уезжал на учебу — на экономическом факультете Северокавказского государственного технического университета, то зарекался возвращаться на село. Слишком грязно и тяжело. Впрочем, уже на третьем курсе он вспомнил о цветах, открыв в Ставрополе три точки, которые специализировались на этом колючем продукте. После окончания университета Пономарёв еще год провел в окружении цветов. А в 2007-м на семейном совете постановили: пора заканчивать с городом и помогать развивать семейное фермерское хозяйство. Пономарёв-старший к тому времени выращивал зерновые и подсолнечник, к которым в тот год решили добавить новое направление — завести арбузную бахчу. Из соображений диверсификации (слишком сильные колебания цен на рынке зерновых) и исходя из здравого смысла. В конце концов, климатические условия в Ставропольском крае позволяют получать на арбузах рентабельность во много раз бо́льшую, чем на зерне.  
Впрочем, бахча лишь со стороны кажется простым делом: выйти на прибыль удается очень немногим. Как рассказывает Роман, в селах, рядом с которыми расположено КФХ Пономарёвых, к тому времени уже давно не занимались бахчевыми. А вот раньше в Грачёвском районе Ставропольского края выращивали огромное количество так называемых спицевских арбузов (этот сорт также называется «Мурашка багаевская»). На ВДНХ есть даже макет спицевского арбуза, с гордостью сообщает Пономарёв. Эти тонкокорые арбузы, белесые, словно мраморные снаружи и алые, сахарные внутри, прекрасно росли, хорошо прогреваясь на местной песчаной почве под сухим степным солнцем. По словам Пономарёва, роскошные кавуны являлись едва ли не основой экономики здешних мест — равно как и другие бахчевые культуры. В советские времена зерновые приходилось отдавать «в казну», а вот часть бахчевых удавалось продавать за живые деньги. «В том числе на север много отправляли, — говорит Роман. — Все клубы в нашем районе построились, грубо говоря, за счет спицевских арбузов, как и памятники и прочие культурные объекты».
Именно поэтому сначала Пономарёв и погнался за призрачной «Мурашкой багаевской», мечтая возродить утерянный сорт. Даже отыскал нужные семена у бабушки из села Бешпагир, которая хранила их в литровой банке с 50-х годов. Однако попытки вырастить из них наисладчайшие спицевские арбузы провалились. И Пономарёв принялся искать свои сорта.
«Мы хотели, — рассказывает он, — чтобы наше хозяйство было и экологически чистым, и необычным с точки зрения ассортимента». Для того чтобы добиться этого эффекта, Роман вооружился книгой «Умная бахча» ученого-агронома Николая Курдюмова, подружился с известным таманским бахчеводом и селекционером Александром Ерохиным, который выращивает более сотни сортов арбузов и дынь, а также начал ездить по заграницам: был на бахчах в Китае, Иордании, Турции и Египте.

Арбузы с колес  
В 2007 году Пономарёвы посадили первые арбузы на небольшой делянке в 14 гектаров, и поскольку денег на работников не было, все делали сами. Адский труд так и не был вознагражден: через неделю после начала сбора урожая прошел сильный град, и все ягоды погибли. Зато на следующий год с погодой повезло и заработать, уже с 18 гектаров, удалось больше 100 тысяч рублей.
Бахчеводство — весьма тонкая материя. Любые отклонения: резкое понижение температуры, ветер, дожди — оказывают большое влияние на прихотливые арбузы. «Это лотерея, когда ты всякий раз не знаешь точно, как закончишь сезон, — говорит Пономарёв. — Однако из 10 лет работы у нас только пара была убыточных. Один раз мы вышли в ноль, а в остальные сезоны оставались с прибылью, хотя и очень разной».
Однажды фермеры лишились почти всего урожая. По собственной вине. Не смогли вовремя справиться с тлей, которая успела уничтожить половину арбузов. Избавились от нее лишь в конце сезона — с помощью неоникатиноидов, органических инсектицидов. До этого пытались бороться с насекомыми без химии, ведь хозяйство — экологически чистое. Даже вывеска висит на ферме: «Бахча без химии».
С тех пор для защиты растений от вредных насекомых Пономарёвы используют биологические вещества и энтомофагов — насекомых-хищников, которые поедают вредителей. «Например, с личинкой божьей коровки мы боремся с помощью трихограммы, — рассказывает Роман. — Это мелкие паразитические насекомые. Хотя изначально они разводились с другими целями, и мы не понимаем, как это работает. Но реально помогает». Чтобы не создавать условий для размножения вредителей, фермеры стараются выращивать сорта с высокой ворсистостью. «Тлю на растение доставляют муравьи, а по длинной и жесткой ворсе ползать неудобно», — поясняет Пономарёв.
Есть и другие способы избежать ядохимикатов: например, менять землю под выращивание арбузов. Пока земля находится «под парами», определенные виды насекомых-вредителей уходят. Ну и, конечно, много ручного труда — постоянные прополки и обработка растений.
Что касается «стимулирования» роста арбузов и повышения урожайности с помощью минеральных и азотных удобрений, Пономарёвы этим тоже не увлекаются. Они давно примирились с невысокой по бахчевым меркам урожайностью до 10 тонн с гектара, хотя есть хозяйства, где снимают 70, а то и 120 тонн.
Бытует мнение о том, что бахчеводы обильно используют аммиачную селитру, чтобы ускорить рост растений. Пономарёв называет это бабушкиными сказками. По его словам, фермеров, которые сдабривают бахчевые селитрой, почти не осталось: «Сейчас очень много биологических стимуляторов, которые питают растения и при этом не накапливают нитратов. А если говорить о наших южных краях, здесь фермеру нужно сильно постараться, чтобы вырастить занитраченный арбуз. У нас очень много солнца, и нитраты «выгоняются» из растения с помощью высоких температур».
Главное в «умной» бахче — не столько высокая урожайность, сколько умение подобрать сорта и организовать посадку так, чтобы можно было собирать арбузы на протяжении нескольких месяцев (с конца июня по конец сентября) равномерно. На прилавке всегда должно быть представлено не меньше 10 сортов, считает Пономарёв. И для этого на бахче каждый год нужно делать 8–9 посадок. «Мы выращиваем арбузы, сохраняя все традиционные технологии, но также используем новые», — говорит Роман. Фермеры не просто выращивают рассаду, но и пересаживают затем саженцы в полевые теплицы под пленку, чтобы обеспечить арбузу защиту от воздействий окружающей среды еще в «нежном» возрасте.
За десяток лет Пономарёвы успели поэкспериментировать с семенами примерно 800 сортов арбузов, но остановились на двадцати пяти — наиболее стойких. Помимо обычных круглых арбузов с красной начинкой, фермеры выращивают ягоды с желтой, оранжевой мякотью; с темной, почти черной коркой; с белесой мраморной коркой — напоминающие ту самую «Мурашку»; алые без семечек и многие другие. Впрочем, почти все семена — импортного происхождения. «99% бахчеводов закупают семена килограммами, — объясняет Роман. — Мы покупаем поштучно, тысячи штук, но далеко не сотни тысяч. Обходятся они недешево: например, одна семечка арбуза без семян стоит 18 рублей».
Бахчеводство — бизнес, требующий не только терпения и тяжелого физического труда (поди-ка потаскай такие кавуны), но и немалых затрат. По опыту Романа Пономарёва, на один гектар бахчи уходит 150 тысяч рублей. В эту сумму входят закупка семян, пленки для парника, обработка земли, зарплаты работникам. При этом расходы у Пономарёвых далеко не среднестатистические: во многих хозяйствах на юге России они составляют в среднем 50 тысяч на гектар. Однако и цены у фермеров повыше, чем у конкурентов. В августе свои арбузы Пономарёвы продавали по 20 рублей за кило, в то время как торговые точки, расположенные в городах, торгуют дешевле.

ВДНХ
Сейчас у Пономарёвых 100 гектаров бахчи. Почти весь урожай они продают сами, на торговой точке непосредственно в поле, рядом с дорогой. Работать с оптовиками или возить арбузы самостоятельно фермеры пока не считают целесообразным: если выращивать экологически чистую продукцию, закупщик не даст за нее приемлемой цены. В противном случае арбуз станет «золотым»: в Москве, например, он будет стоить 200–300 рублей за килограмм. К тому же, как специально, сорта Пономарёвы выращивают нетранспортабельные. Ягода в этом хозяйстве сплошь хрупкая и нежная: «Двадцать–тридцать километров до Ставрополя, может, и довезешь — а если дальше, арбуз будет лопаться, портиться, мяться… Ведь у него корка всего 2 миллиметра. Хотя, конечно, есть арбузы и с сантиметровой коркой — мы их называем толстокорыми».
Впрочем, тривиальными арбузами покупателей в поля не заманишь. Поэтому для привлечения внимания на территории бахчи маячат различные артефакты: огромные 40-килограммовые арбузы и тыквы, которые фермеры не ленятся выращивать на потеху любителям селфи. Есть и фигурные арбузы — в виде кубов, пирамиды и других многогранников.  Бахчевые скульптуры не так просто вырастить: для этого саженец арбуза помещают в контейнер из толстого оргстекла, и по мере роста он принимает нужную форму. Загвоздка лишь в том, что из 50 форм хороший результат в виде арбуза нужной геометрии дают всего лишь две. Причем на каждом арбузном кусте, где ставится форма, все остальные арбузы «пропадают». «Образно говоря, себестоимость одного квадратного арбуза — 60–70 обычных», — улыбается Роман Пономарёв. Раньше такие арбузы в хозяйстве продавали по три тысячи рублей за килограмм, и покупатели находились: в год брали по 8-10 арбузов. Однако потом решили выращивать не больше одного–двух и использовать их только в качестве экспонатов для фотосъемки: в противном случае овчинка не будет стоить выделки.  
Однако самой удачной находкой на этой несреднестатистической ферме стала соломенная архитектура: в свободное от работы время предприниматели сооружают на своей бахче из тюков соломы гигантские фигуры животных, замки, башни и пирамиды. Идея появилась случайно: однажды возле торговой точки на небольшом участке бахчи не удалось вырастить арбузы. Тогда на эту площадку решили привезти солому в тюках на продажу — и не просто навалить, а оформить декоративно. Для детей соорудили небольшой соломенный замок, украсили композицию быками и мишками. «Количество покупателей выросло сразу раза в три», — вспоминает Пономарёв.
Тут фантазия и проснулась. Настоящим «прорывом» стали сооруженные из тюков 16-метровые «египетские»» пирамиды. Эффект большой, и изготовить не сложно: тюки соломы просто громоздятся друг на друга. Нужно лишь набраться верблюжьего терпения, чтобы их натаскать: на одну пирамиду уходит тюков двести. В прошлом году на бахче построили «Эйфелеву башню» высотой 16-17 метров, а в этом — соломенный стадион «Зенит Арена» (все-таки Пономарёв — заядлый футбольный болельщик). Его возвели этим летом за одну неделю и 41 тысячу рублей. Из соломенных тюков торчат ноги футболистов, а ниже висят таблички со звездными именами — Криштиану Роналду и иже с ним. Бегать по соломенному стадиону очень тяжко и скользко, зато и падать не слишком больно. 

Никто на иронию фермеров не обиделся, зато внимания было хоть отбавляй. Даже фанаты «Зенита» позвонили и заехали на бахчевой стадион погонять мяч. В этом году здесь прошло много футбольных матчей, а в следующем — запланирован отдельный турнир среди фанатов «Зенита», которые съедутся из разных городов. Так что соломенный стадион прославил бахчу Пономарёвых на всю страну: ролики показали даже на центральных телеканалах.
Деньги за посещение соломенного парка, а также мини-зоопарка, который завели хозяева бахчи, брать стали только в этом году — по 50 рублей с человека. Это должно окупить расходы на «строительство», содержание и охрану парка (ведь нужно не только остерегаться воровства и вандалов, но и тщательно следить, чтобы нигде не вспыхнул роковой огонек). В сезон на бахче Пономарёвых бывает примерно по тысяче человек в день; исторический максимум и в прошлом, и в этом году составил 6 тысяч. Люди едут на бахчу не только ради арбузов, но и побродить среди соломы, поваляться в гамаках, посидеть в «арбузном» кафе: все это очень стимулирует продажи. Большинство покупателей, конечно, — те, кто, проезжая мимо, заворачивает за арбузами. Но иногда сюда специально заглядывают московские блогеры, чтобы сделать очередной фотоотчет о ставропольской бахче.
«Соломенный музей», очевидно, пришелся ко двору фермерскому бизнесу. И теперь Роман Пономарёв чувствует, что у него довольно неплохие шансы стать меккой арбузного агротуризма. В своих мечтах он видит и аквапарк, и соломенную «гостиницу» — домики на деревьях. О том, что променял город на село, Пономарёв уже давно не жалеет. «На селе сегодня намного больше возможностей заработать, — утверждает фермер. — Тем более что конкуренции нет никакой. Сегодня ситуация такова, что можно даже обычные спички делать и продавать, если организовать все правильно. А если удалось придумать что-то уникальное — это вообще идеальная ситуация».