Будетляне

Прослушать новость

Ольга Красильникова

Больше половины специалистов убеждены, что их профессия радикально изменится в ближайшем будущем: часть навыков окажется невостребованной, часть — заменится новыми. При этом, по оценкам компании Hays, каждый пятидесятый считает, что его специальность и вовсе канет в Лету. Опасения оправданны: прогресс не оставляет шанса десяткам традиционных специальностей, а новые стали объектом охоты для работодателей.

Профессия исчезает через 30–50 лет после того, как состав ее компетенций меняется хотя бы на 80%, объясняет Владимир Скрипниченко, исполнительный директор московской компании «Звезда». Если посмотреть на этот факт в контексте цифровизации бизнеса, когда происходит активное замещение одних навыков другими (из-за автоматизации части обязанностей, распространения новых технологий и подходов к работе), выходит, что большинство привычных нам сегодня профессий может исчезнуть уже через 3–5 лет. Например, согласно «Атласу новых профессий» АСИ, бухгалтеру не найдется места уже после 2020 года. Плохие новости про бухгалтеров подтверждают другие исследования. Агентство «Лонца» выяснило, что за последние семь лет потребность в этих специалистах неуклонно падает, причем самое большое падение пришлось на 2017 год — 12%. Если раньше бухгалтеру требовалось на поиск работы менее 3–4 недель, то сегодня этот процесс может занять более двух месяцев.
Разумеется, драйвером перемен на рынке труда выступает сам бизнес. Компании выдвигают все новые и новые требования к «старым» профессиям. Впрочем, предпринимателей можно понять: если работать по старинке и не смотреть в сторону новых технологий и соответствующих специалистов, через несколько лет конкуренты обойдут по всем фронтам. «Бизнес-журнал» разобрался, за какими «профессиями будущего» уже началась охота.

Области повышенного спроса

Big Data и предсказательная аналитика и моделирование
Виртуальная реальность
3D-печать
Цифровая безопасность
Дизайн мобильных приложений, дизайн UI/UX
Цифровой маркетинг / SMM
Инженер по базам данных / программному обеспечению и сетям
«Интернет вещей»
Машинное обучение
Хостинг приложений и облачные технологии

Источник: CEB SHL, 2017


Модные гики
Технологии сегодня являются неотъемлемой частью жизни и бизнеса. Телекоммуникации, профессиональный софт — это тот минимум, без которого немыслима работа компании. При этом появляющиеся на рынке ИТ-решения помогают многократно расширить возможности бизнеса — в части аналитики, привлечения клиентов, оптимизации затрат. Неудивительно, что ТОП самых востребованных специалистов вплоть до 2030 года так или иначе связан со сферой ИТ. Международная компания CEB SHL (оценка персонала и глобальные исследования в сфере рынка труда) подсчитала, что в течение ближайших 15 лет многократно возрастет потребность в инженерах по кибербезопасности (до 350 тысяч человек), специалистах по машинному обучению и предсказательной аналитике (до 300 тысяч), экспертах по искусственному интеллекту (до 108 тысяч). При этом бо́льшая часть «профессий будущего» — это микс из «старых», привычных нам компетенций и новых. «Сегодняшние профессионалы по работе с базами данных — это вчерашние исследователи и аналитики, консультанты по маркетингу и веб-аналитике, инженеры UNIX, специалисты по рыночной и HR-аналитике, ИТ-архитекторы и ИТ-директоры и другие», — перечисляет Ирина Зарина, генеральный директор CEB SHL Russia&CIS.


На данный момент защита от киберугроз или использование искусственного интеллекта — не самые популярные запросы бизнеса, а вот интерпретация огромных массивов данных, известная как Big Data или «большие данные», — напротив. Суть технологии проста: изучив терабайты информации, можно выявить судьбоносные для компании закономерности. Сфера применения огромна: подбор кадров, производительность труда, привычки покупателей и многое другое. Например, поведение клиентов взялись анализировать в московской компании Leomax Group, специализирующейся на дистанционных продажах. Для этих целей штат был дополнен несколькими аналитиками. В ходе анализа компания выявила ряд закономерностей в поведении своих пользователей. Полученная информация позволила точнее прогнозировать продажи, а также прицельнее запускать маркетинговую активность.
Как правило, в работе с данными специалисты делятся на аналитиков (data scientist или data analyst) и инженеров (data engineer). Первые ищут ответы на вопросы в большом массиве данных (как раз то, чем занимаются аналитики из Leomax Group), вторые — отвечают за механизмы сбора и хранения данных. Чтобы успешно работать с технологией, специалистам необходимо обладать навыками программирования, а также разбираться в математике и менеджменте.
Почему рост востребованности специалистов по работе с «большими данными» неизбежен? «Практически каждая компания хранит данные (например, о своих клиентах), анализирует их и строит на их основе модели, — говорит Денис Дивак, директор по продукту в PMA Network (компания специализируется на мобильной рекламе). — Но зачастую этому не уделяют должного внимания. Компании не знают, каким потенциалом обладают данные, как с ними правильно работать и как решать текущие задачи». Как только наберется критическая масса организаций, использующих Big Data для создания конкурентных преимуществ, остальные тут же подтянутся. В США дефицит аналитиков и инженеров по данным, как считают в McKinsey, может составить до нескольких миллионов человек уже в 2018 году. Вряд ли в России ситуация будет коренным образом отличаться. И если сегодня найти аналитика «больших данных» еще можно (пусть без серьезного опыта работы), то спустя пару лет — только приложив максимум усилий… и денег. В компании PMA Network задачи по анализу «больших данных» возложены на отдел разработки, однако в ближайшем будущем, отмечает Дивак, начнет формироваться специализированный отдел для работы с данными.
Сытое будущее, по мнению кадрового агентства «Юнити», ждет архитекторов мобильных приложений, разработчиков Java, Swift, Objective-C, Android, Python, UI— и UX-экспертов, Digital-дизайнеров. Число вакансий по этим направлениям заметно превышает количество резюме. Особое положение специалистов из сферы мобильной разработки понятно. Проникновение смартфонов и мобильного интернета очень высоко: как выяснили в «Яндексе», 90% молодежи (до 35 лет) использует для выхода в сеть компьютер и смартфон или только смартфон. При этом, по исследованию GfK, аудитория исключительно мобильного интернета растет из года в год с завидным постоянством — 37,2% в 2015 году и 42,1% в 2016-м.
Так что разработчики мобильных приложений еще долго будут в тренде.

Однодневки
В понимании большинства людей профессия — это нечто «долгоиграющее». Обучившись какому-то ремеслу, хоть бухгалтерскому, хоть инженерному, можно получать свой кусок хлеба на протяжении десятков лет. Для большинства профессий это действительно справедливо, однако на деле случается и так, что профессия возникает «стихийно», как отклик на появление новой технологии. Она заканчивает свой путь, как только технология устаревает и перестает использоваться. Одна из сфер, активно плодящих профессии-однодневки, — реклама и продвижение в социальных сетях. Как только в популярных соцмедиа запускаются новые функции или меняются алгоритмы, на рынке труда возникает потребность в соответствующих специалистах. «Сеть «ВКонтакте» на днях открыла новые рекламные инструменты, поэтому скоро неизбежно появятся специалисты по нативным интеграциям, к примеру», — прогнозирует новую профессию Егор Жохов, управляющий партнер в петербургской компании Put In, специализирующейся на SMM-консалтинге.
Век профессий-однодневок короток. Например, рынку оказались не нужны специалисты по масслайкингу или массфоловингу, которых в Instagram, по словам Жохова, было пруд пруди. Причина — изменение алгоритмов. Сегодня Instagram ставит барьеры для искусственного «накручивания» лайков или подписчиков.

Круговое движение
Ситуации, когда специальность полностью исчезает, редки. Чаще всего у «погибающей» профессии два сценария: либо ее востребованность резко падает, либо бо́льшая часть компетенций заменяется на новые.
Вычислить профессию, мало востребованную в будущем, довольно просто: в зоне риска легко автоматизируемые специальности. В «Атласе новых профессий» к таковым отнесли бухгалтера, сметчика, менеджера по кредитам, статистика, стенографиста и расшифровщика, копирайтера, корректора, бильд-редактора, монтировщика декораций, библиотекаря, архивариуса, лектора, турагента и многих других. Причем «угрозы» экспертов нельзя назвать пустыми. Многие компании действительно активно сокращают штат, заменяя часть специалистов машинным алгоритмом. Например, в компании «Экоокна», по уверениям ее совладельца и директора по развитию Нины Филоненко, нет лишних людей: «У нас максимально автоматизирован производственный процесс, нет лишних людей в цеху. Все, что может делать машина, она делает. Сейчас мы активно внедряем новую ERP-систему, которая не только поможет решить управленческие задачи, но и позволит максимально оптимизировать штат сотрудников. Мы уже сейчас используем минимальное число администраторов, помощников, секретарей».
Профессии, судьба которых разворачивается по второму сценарию, получают новое наполнение вследствие цифровизации бизнеса. К примеру, журналист, работающий в онлайн-издании, как считает Дарья Зарубина, директор департамента интернет-проектов в издательском доме «Бионика», должен «уметь обращаться с социальными сетями, системами управления контентом, знать азы верстки, а в идеале — еще и обработки изображений».
Что касается изначально «цифровых» специальностей, многие из них обросли таким количеством дополнительных компетенций, что разделились на несколько подвидов. Например, интернет-маркетолог вылился в такие профессии, как директолог, контекстолог, специалист по mobile, веб-аналитик, SMMщик, трафик-менеджер. «Специальности user acquisition manager (один из вариантов перевода — руководитель по привлечению пользователей. — Прим. ред.) еще 3–4 года назад практически не существовало, а сейчас, с ростом популярности мобильных приложений, это очень востребованная и хорошо оплачиваемая специальность», — рассказывает Евгений Львов, генеральный директор компании Fasten (крупнейший агрегатор такси в России).

Поисковые системы
Большинству новых профессий еще не учат в вузах. Специальность осваивают либо самостоятельно, либо на различных образовательных платформах. Например, базовые навыки по «большим данным» можно получить в «Нетологии», более глубокие — в «Школе анализа данных» «Яндекса». Соответственно, на рынке труда наблюдается дефицит по многим направлениям будущего. И это создает ряд проблем для бизнеса, считает Нелли Низамутдинова, HR-директор Leomax Group: «Рынок новых профессий, особенно связанных с ИТ, играет по правилам соискателя. Это сильно удлиняет процесс подбора: работа с каждым кандидатом требует индивидуального подхода».
Поиск специалистов из новых профессий эйчары начинают с профильных сайтов и профессиональных сообществ. Далее источником кандидатов служат социальные сети и личные рекомендации. Иногда компаниям приходится даже переманивать нужных специалистов у конкурентов. «″Хантим″ в передовых компаниях, где используют современные технологии, — признается Евгений Львов (Fasten). — Такие специалисты действительно редки, уникальны — особенно те, которые уже успели наработать хороший опыт».
Распространен и другой вариант: специалистов будущего «растят» внутри компании. В Fasten действует целая система обучения новым технологиям. При этом попасть в программу обучения могут не только сотрудники компании, но и студенты последних курсов технических вузов. Стажировка или обучение внутри компании — пока один из самых эффективных способов получить настоящего специалиста будущего.