Возвращенцы

Прослушать новость

Круговорот рабочей силы между провинцией и столицей набирает обороты во времена кризисов и ослабевает в затишье. В последние годы мы наблюдаем «обратный ток» — менеджеры разных специализаций устремились из Москвы в надежде найти тихую гавань в регионах. Как традиционному бизнесу в российской глубинке остановить отток более ценных аборигенов и выдержать набеги варваров-экспатов?

 

 

Снежана Французова

Снежана Французова

Руководитель проектов Авторского центра Nota Bene

 

 

От чего бегут провинциалы

Численность населения Москвы в ноябре 2017 подросла еще немного и составила 12 380 664 человека. Что такое современный Вавилон для провинции, не подобравшейся и к миллионной отметке? Это город неисчерпаемых возможностей и денег, концентрат культуры и искусства, толпа одиноких, подневольных людей, которые надеются на персональное экономическое чудо.

В поисках лучшего места и лучшей доли люди стремились в столицу десятилетиями. Трагедия ли это для провинциального бизнеса? И да, и нет. С одной стороны, Москва, как социальный «пылесос» кадров, втягивает в себя сотрудников с любым уровнем компетентности. Возможно, так она избавляет нас от необходимости увольнять слабых. С другой стороны, столица соблазняет и самых талантливых, действительно способных и трудолюбивых, подбрасывая им доказательства больших возможностей. Как правило, уезжают самые хваткие, смелые и жизнестойкие. Они не боятся круто переменить свою жизнь, не пасуют перед трудностями на новом месте. Они рвутся в схватку и готовы выживать в неприветливой среде. Чем остается довольствоваться периферии? Человеческим неликвидом, невостребованным серьезным бизнесом? Это весьма обидное откровение как для «наемников», так и для «приглашающей стороны». Однако нам остается лишь добиваться успеха в предлагаемых обстоятельствах.

 

Зачем едут

Возвращаясь к целям переезда в Москву или любой другой околостоличный город. Какие факторы движут людьми? Относительно «окраин», там большая заработная плата или есть возможность карьерного и социального роста. Сюда же прибавим имидж и статус в глазах окружающих, особенно бывших провинциальных соплеменников. Такова верхушка айсберга. Вряд ли стоит подробно разбираться с тем, что именно привлекает кадры в столичной жизни. Гораздо интереснее поразмышлять об «обратной тяге»: почему однажды переехавшие в столицу возвращаются на малую родину, и какую пользу этот эффект может принести бизнесу городского или областного масштаба?

 

С чем сталкиваются

Чарующий миф об огромных деньгах бьет в цель, в сердце и кошелек любого участника экономических процессов. Особенно любят иллюзии «непонятые» и «неоцененные» сотрудники низшего и среднего звеньев. Обычно они готовы искать виноватого в их бедах в ком угодно.

Однако разочарование настигает провинциалов достаточно скоро: расходы удивительным образом становятся соразмерны выросшим доходам. Да и чистой прибыли остается не достаточно, чтобы компенсировать все неудобства переезда, разлуки с семьей и прочие прелести жизни большого города.

Поменяв два-три места занятости и столкнувшись с жесткой экономической реальностью, любой здравомыслящий человек захочет еще раз изменить свою жизнь и рассмотреть вариант возвращения. Почему же это происходит не так часто? Мы можем наблюдать единичные случаи переезда в родной город, и причины этому носят совсем не материальный характер.

Основная проблема глубинки в быстрой исчерпаемости ресурсов, и деньги здесь вторичны. Определяющий фактор — принцип «потолка возможностей». Человек сам определяет его для себя: «здесь нечего искать, ждать, добиваться». Начинается лихорадочное движение по преодолению географии, от окраин к сердцевине и обратно. В свою очередь, возвращение в провинцию представляется локальным аналогом военного поражения: войска не взяли высоту и отошли. Проваленная попытка, прощание с иллюзиями, невозможность доказать степень своего превосходства «ни там, ни здесь» — с такими мыслями в наш бизнес возвращаются экс-«понаехавшие» в поисках работы.

 

А нам-то что?

Тема «возвращенцев» стала настолько востребованной и обсуждаемой, что российские издательства потоком начали издавать книги, мотивирующие, а иногда и оправдывающие переезд из шумного центра. Этот тренд говорит о том, что тема набирает популярность. Значит, совсем скоро нам, жителям «замкадья», придется что-то делать с этим «понаехавшим» человеческим ресурсом. Можно ли использовать возвращенцев в бизнесе регионального масштаба и насколько вредным/полезным это может оказаться?

  1. Для начала, будьте готовы к не всегда здоровым и адекватным амбициям претендента на должность в вашем бизнесе — возвращенцы не готовы снова оказаться на стартовой линии. Менеджер среднего звена московской компании любого профиля считает себя более чем способным возглавить небольшую компанию в провинции.
  2. Существует устойчивая столичная иллюзия, что в провинции можно легко запустить любой бизнес. Только лишь потому, что здесь банально меньше конкурентов, ниже цены на ресурсы и тому подобное. С этим же пониманием среды в наш бизнес приходят московские специалисты, раздавая направо и налево советы. Однако мы уже успели столкнуться с тем, что бренды не имеют границ, и добраться до провинции им не помешает даже диверсия известной всем почтовой корпорации.
  3. Еще более удивительно, что и стоимость профессиональной рабочей силы может быть сопоставима в столице и провинции. Хард-скилз и основные навыки рабочих профессий могут адекватно оцениваться и в 100, и в 150 тысяч рублей и в Пензе.
  4. Почти противоположная ситуация с софт-скилз, когда сложно объективно подобрать и оцифровать KPI к таким специальностям, как маркетологи всех мастей, PR-специалисты, продвиженцы широкого профиля. Эти несоизмеримо затратные специалисты оправдывают свою стоимость, предлагая маркетинг высокого полета, который, скорее всего, в провинции не пройдет.
  5. Московский багаж знаний — опция сомнительная, способная как придать новую динамику бизнесу, так и прикончить его. Не всякое знание полезно, как и не всякий опыт. Любую успешную практику необходимо адаптировать под себя и ментальность своего порой нерешительного, медлительного персонала.
  6. «Домик в деревне» — так многие столичные специалисты рассматривают свою занятость в региональном бизнесе. Не слишком быстро, не слишком эффективно, не слишком грамотно. Зачем преодолевать себя и вкладывать усилия и ресурсы, если огни больших городов продолжают манить и «провинциальная гастроль» рано или поздно закончится? Такой вариант занятости — отличная карьерная передышка для ищущего себя неуспокоенного человека. А как насчет нашей выгоды и нашего пусть провинциального, но приносящего доход бизнеса, возврата инвестиций? Не похожа ли эта схема на некий «собес», когда провинциал рад одному лишь присутствию столичного гостя и готов платить за кажущуюся эффективность? Пожалуй, в этой ситуации выручит трудовой договор с серьезными взаимными обязательствами, способный вернуть к реальности обе стороны.

Так как же относиться к «возвращенцам» на периферию? Можем ли мы взаимно обогатить друг друга и стать полезными? В идеальных условиях этической стерильности — да. Но только если «возвращенец» готов вместо высокомерного покорения пространства учиться преодолению и преобразованию среды, а работодатель усмирить свое «барство». Однако вероятнее всего на адаптацию и внедрение в компании навыков отдельно взятого «экспата» мы затратим усилий больше, чем на постепенное взращивание компетенций и поиск пророков в собственном отечестве. Так зачем платить больше?