Университеты 4.0

Прослушать новость

Игорь Агамирзян, вице-президент НИУ ВШЭ

Александр Чепуренко, руководитель департамента социологии НИУ ВШЭ

 

Практически все ключевые географические зоны развития в мире на сегодняшний момент ассоциируются с университетами. Восточное побережье США — это Гарвард, западное — Стэнфорд и Калифорнийский университет в Беркли, Технион — в Израиле, Кэмбридж — в Великобритании, Технический университет Мюнхена — в Германии и т. д. Эти учебные заведения за последние 50 лет прошли путь от обычного классического университета к региональному центру технологического развития и притяжения предпринимательства. 

Четыре итерации
Исторически университеты (так называемые университеты 1.0) занимались трансляцией знаний, подготовкой кадров и играли роль социального лифта. Первым серьезным стимулом для расширения функционала вузов стал заказ от государства и крупного бизнеса. Для решения задач государства технологический бизнес обращался к университетам как к центрам создания нового знания. Вузы начали проводить исследования, генерировать новые идеи, и постепенно связь бизнеса и учебного заведения оказалась такой прочной, что стало сложно различить, какая часть деятельности происходит в университете, а какая — в бизнесе. Таким был университет 2.0.
Следующая серьезная инновация университета связана с развитием внутри вуза предпринимательских компетенций. Если в начале 70-х предпринимательские курсы существовали всего в шестнадцати университетах и колледжах США, то к 1985 году их насчитывалось 85, в 1995-м — почти 400, в 2000-м — 1200 и, наконец, еще через пять лет, в 2005 году, — уже 1800 курсов. Университеты 3.0 — это место, где преподаватели не просто носители знания, но и реальные предприниматели, которые коммерциализируют разработки вуза через созданную здесь же экосистему поддержки стартапов. С одной стороны, это создает дополнительный источник дохода для университета, с другой — увеличивает число компетенций, которые могут передаваться студентам.
Предпринимательский университет, или университет будущего — это уникальная площадка, где объединяются бизнес, государство и общество, где в предпринимательскую активность вовлечены все участники образовательного процесса: и студенты, и преподаватели, и административные сотрудники. Не обязательно речь должна идти о технологических стартапах, очень часто в университете рождаются социальные инновации. Именно с этих позиций университет 4.0 является точкой роста и развития целых территорий и отдельных отраслей. Многие крупные технологические компании вышли именно из университетской системы и имели названия, которые ассоциировались с вузами. Например, в названии компании SunMicrosystems, широко известной в 1980–1990-е годы, Sun — это не солнце, а отсылка к Стэндфордскому университету (Stanford University Networks).

Экономический эффект
Предпринимательские университеты по всему миру вносят серьезный вклад в экономику. Во-первых, через массовую подготовку людей, готовых к собственному предпринимательскому старту, а также к работе в условиях риска и неопределенности в малом, особенно технологическом, бизнесе. Уже сейчас, по некоторым опросам, 44% выпускников университетов США предпочитают работу в стартапе крупным компаниям и государственной службе. В России пока иначе: согласно внутреннему исследованию НИУ ВШЭ, 21% студентов хотят после окончания учебы стать предпринимателями, и только 3% исполняют это желание. Важно, что выпускники университета 4.0 могут не только заняться собственным бизнесом, но также работать в корпоративной среде по модели intrapreneurship (внутрифирменное предпринимательство). Это предполагает совершенно иное качества человеческого и социального капитала.
Второй очевидный экономический эффект университетов 4.0 — повышение доли инновационного малого бизнеса. Если сегодня доля таких компаний составляет около 1,5–2% в секторе малого и среднего бизнеса, то за счет развития ведущих вузов по модели университета 4.0 эта доля может увеличиться кратно, и экономика, основанная на инновациях, станет реальностью и для России.
Третий ожидаемый экономический эффект — резкий рост синергии от проводимых в университетах исследований, возникновение действительно мощного потока средств от реализации патентов, лицензий, сопряженных услуг, который может серьезно добавить финансовых возможностей для переоснащения российских ведущих университетов, для их выхода на фронтир исследований в наиболее перспективных отраслях знаний.
Не стоит недооценивать и косвенные эффекты таких изменений. Например, запуск конвейера интеллектуальной собственности, которая в дальнейшем может коммерциализироваться, либо создание глобального бизнеса. Например, выходец из Стэндфордской системы Google сегодня является компанией мирового уровня, второй по уровню капитализации в мире и одной из немногих платформ, на которой базируется вся современная экономика. Косвенный эффект от такого развития в целом сопоставим с непосредственным эффектом от деятельности университета по своему основному профилю. При этом в России компаний такого типа нет, за исключением, пожалуй, современных лидеров: например, «Яндекса», Mail.ru, 1С, исторически не аффилированных с университетской системой. С другой стороны, есть пример МФТИ, который в значительной мере был фабрикой технологических стартапов в 90-е годы, и сегодня целый ряд российских технологических компаний основаны выпускниками этого вуза.
Еще один потенциальный положительный эффект для экономики — это корпоративные исследовательские программы, в которых предпринимательские университеты интегрируются с бизнесом и совместными лабораториями. Это серьезно увеличивает скорость коммерциализации новых идей.
К сожалению, современные условия российского рынка таковы, что развитие университетов 4.0 может быть сопряжено и с негативными факторами: увеличением разрыва в качестве исследований и обучения, в карьерной успешности выпускников разных вузов. Это вопрос в том числе политический, поскольку значительная часть российских университетов по-прежнему, фигурально выражаясь, производит инженеров для советских крупных предприятий, с багажом устаревших технологических знаний; там не занимаются исследованиями и не вкладывают в собственное развитие. Если не возникнет адекватной экономической среды — прежде всего, массового венчурного бизнеса, системы стыковки между программами различных институтов развития, обеспечивающей сопровождение стартапов на всех этапах развития и масштабирования бизнеса, а главное — спроса на прорывные и улучшающие инновации со стороны основных агентов экономики, то Университет 4.0 будет работать на экономику других стран, поставляя перспективные бизнес-команды на экспорт.

Российский ландшафт
В России процесс развития предпринимательских университетов проходит гораздо быстрее, чем это было в университетах в США и в Европе, но в этом смысле мы отстали настолько, что должно смениться поколение преподавателей и студентов. Тем не менее положительные сдвиги уже заметны. Среди пионеров — Новосибирский университет, который в последние годы становится консолидирующим центром развития системы предпринимательской деятельности. Есть и другие примеры — в Томске, Нижнем Новгороде, Казани, Санкт-Петербурге. Некоторые из крупных московских университетов, в том числе НИУ ВШЭ, также участвуют в этом процессе. Но, на наш взгляд, до появления в России первого предпринимательского университета пройдет лет 10–15.
Все начинается с изменений в корпоративной культуре университета, с превращения его в площадку, открытую для инноваторов, бизнес-ангелов, венчурной индустрии, а также с постепенного изменения сознания академической среды. Исследования и бизнес в идеале должны строиться на одном принципе: и то, и другое есть процесс с открытым, заранее неизвестным результатом. Длительность и успешность становления университета 4.0 во многом будет зависеть от изменений в экономике и обществе в целом. Невозможно (или, во всяком случае, очень трудно) сформировать устойчиво работающую модель предпринимательской экосистемы вокруг университета, работающую по сетевому принципу, в закрытом обществе, основанном на вертикальных отношениях (иерархиях) и сырьевой ренте, в котором инновации и предпринимательство существуют на периферии экономических интересов.
Сегодня в мире предпринимательский подход начинает доминировать во всех сферах человеческой деятельности: в бизнесе, социальной сфере, в спорте, культуре, искусстве, а также в области образования и науки. Растет спрос на профессионалов, способных не только использовать стандартные подходы, инструменты и методы в своей деятельности, но также готовых творчески их комбинировать, развивать и совершенствовать, в полной мере эффективно и своевременно используя возникающие возможности. В конечном итоге именно предпринимательская активность становится основным двигателем общественного развития, экономического роста и благосостояния.