Каков поп, таков и приход

Прослушать новость

Альберт Джуссоев, говоря современным языком, — типичный selfmade-man, человек, который сделал себя сам. Почти 35 лет назад паренек из небольшого шахтерского городка Квайса в Южной Осетии приехал в Москву, поступил и закончил один из лучших столичных вузов. Сейчас Джуссоев — крупный российский девелопер, влиятельный бизнесмен, меценат, а с недавних пор еще и продюсер. Говорит, что возводить здания для него не главное. Куда важней — строить общество и отношения. В чем, по его мнению, заключается созидательный потенциал предпринимательства, основатель и владелец группы компаний «Стройпрогресс» рассказал «Бизнес-журналу».

— Почему сын геолога, да еще выросший среди шахтеров, решил стать строителем и к тому же ради этого отправился в далекую Москву?
— Говорят, что бог создал землю, остальное на ней сделали строители. Вот и мне захотелось созидать. Да и кто в СССР не мечтал учиться в Москве? Так я и приехал в столицу сразу после школы. Один, никого здесь не знал. Но это были совсем другие времена. Союз был действительно социально ориентированным государством. С первой же попытки я поступил в один из лучших вузов страны — Московский инженерно-строительный институт. Распределили в Главмоспромстрой, который тогда возглавлял Владимир Иосифович Ресин, выдающийся человек и строитель с большой буквы. Буквально за год я вырос из мастера, прораба до начальника участка строительного управления 154-го треста «Мосстрой 49». Этот опыт стал для меня настоящей школой. Можно было проявить себя на крупных строительных объектах — таких, например, как завод имени Лихачева. Мы строили для него несколько корпусов, которые на тот момент были самыми крупными в Европе. Когда видишь тысячи людей в котловане, это поражает... Позже принимал участие в возведении Московского абразивного завода — предприятия мирового масштаба. В то время мы одного бетона и арматуры укладывали в день больше, чем некоторые сейчас это делают за год. Сегодня практически ничего подобного, пожалуй, даже и не строится.

 

Альберт Джуссоев, президент группы компаний «Стройпрогресс».
Родился в 1963 году. В 1981 году окончил школу с золотой медалью. В 1982 поступил в Московский инженерно-строительный институт по специальности «Промышленное и гражданское строительство». В 1996 году окончил Международный институт экономики и культуры и получил квалификацию магистр экономических наук. В 2008 году избран членом-корреспондентом Международной академии общественных наук. Кандидат экономических наук. Имеет правительственные, боевые, профессиональные и международные награды и знаки отличия. В 2011 года был выдвинут в качестве кандидата на выборах президента Южной Осетии.

 

— А когда это стало вашим собственным делом?
— На заре перестройки. Только к появлению «Стройпрогресса» даже не я руку приложил, а страна, которая потихоньку начинала разваливаться. Закрывались тресты и управления, пошел процесс приватизации, люди оставались без работы, сворачивались огромные производства. Главмоспромстрой тоже не избежал этой участи. Ресин ушел к Лужкову первым замом по строительству. А мне на базе Главмоспромстроя удалось собрать единомышленников, и 18 февраля 1989 года мы зарегистрировали «Стройпрогресс» — первое арендное предприятие (которые тогда были в моде, как и кооперативы). Нас было чуть больше 50 человек, которые и сегодня составляют костяк коллектива. Это профессиональные строители, прорабы, инженеры, сметчики, линейные специалисты.

— Свой первый самостоятельно реализованный проект хорошо помните?
— Конечно! Как только мы появились, сразу же получили заказ — на строительство огромного пансионата «Газпрома» в Истринском районе Подмосковья. Очень сложный был проект. До нас его 15 лет строили. Три стройкомпании туда заходили. Начинали и бросали: никто не мог одолеть болота. Техника буквально тонула. А мы сдюжили, смекалкой взяли. Родилась идея сделать что-то вроде деревянных плотов: огромные деревья сбивали в понтоны. Эти «поплавки» мы затаскивали в болота в три часа ночи холодной зимой, чтобы корочка льда сразу возникала. На них и загоняли технику, которая к утру успевала две–три сваи забить. А потом обратно ее вытаскивали, чтобы не утонула. Вот так шаг за шагом и отвоевывали болота.

— Как вы считаете, что позволило вашей компании по-настоящему «выстрелить»?
— Единый сплоченный коллектив. Конечно, во главе со мной, потому что каков поп, таков и приход. Каждый человек под себя подбирает команду. Мы же не только за деньги работали постоянно. В дефолтном 98-м году одиннадцать месяцев ни копейки не получали, при наличии трех крупных постоянных заказчиков. Тогда в компании работало где-то полторы тысячи человек, и ни один не ушел. Я им говорил: «У меня есть активы, давайте я все продам, с вами рассчитаюсь!» Нет, отвечают, мы верим, что все будет хорошо.

— И как обстоят дела у компании сейчас?
— Предприятие за 29 лет, конечно, сильно разрослось. «Стройпрогресс» сейчас — многопрофильный холдинг, насчитывающий семь тысяч сотрудников. Сегодня в группе уже 38 крупных компаний и семь направлений бизнеса. Мы представлены в самых разных отраслях народного хозяйства, не только в строительстве. Это и производство строительных материалов, и нефтедобыча, и логистические услуги, и банковский сектор, и сельское хозяйство, и сфера услуг. Компания работает в 11 регионах страны, в разных климатических зонах: от Среднерусской возвышенности до сибирской тайги, от скал Центрального Кавказа до арктических морей Северного Ледовитого океана. За время своего существования «Стройпрогресс» реализовал сотни сложных проектов. Среди наших заказчиков — «Газпром», «РЖД», Управление делами Президента России, Правительство Москвы, ФСБ, Минобороны, администрации республик и областей РФ. В течение 10 лет в рамках Федеральной целевой программы мы являлись генеральным подрядчиком на строительстве трех заводов по уничтожению химического оружия: в Курганской, Кировской областях и в Республике Удмуртия. При этом строили не только производственные мощности, но и жилье для работников, объекты социальной и инженерной инфраструктуры.

— Наряду с основным видом деятельности у вас недавно появился не слишком профильный бизнес — международный туристический центр «Золотой Город» в Тульской области. Проект, конечно, выглядит уникальным. Но ведь он явно получился дорогим, а значит, о возврате инвестиций в ближайшей перспективе точно можно забыть...
— В этом и беда нашей страны. Когда люди строят, они подходят к делу только с прагматичной точки зрения. Главное — быстро отбить свои деньги; на красоту наплевать. А люди куда едут? Туда, где красиво. И, конечно, любая красивая вещь стоит денег. Меня часто спрашивают: «Зачем ты такие деньги вбухиваешь туда? Или ты ненормальный, или тебе деньги девать некуда!» И это вместо того, чтобы просто сказать: «Хвала и честь тем ребятам, которые в своей стране создают архитектурные шедевры!» Я даже не о себе говорю. Я уже столько тумаков получал отовсюду («закопали, отмыли деньги» и т. п.). А ты — душу вкладываешь, днем и ночью не спишь. Все что-то придумываешь, как сделать лучше, чтобы всем понравилось.
Вот, смотрите, только что мне принесли очередную смету на «Китайский квартал» в рамках «Золотого города»: оставшиеся золотые крыши стоят три миллиона долларов. А мне сейчас предлагают за три с половиной миллиона купить готовый отель в Италии на берегу моря. Что сделает нормальный человек? Конечно, купит отель на Адриатике. Что делает Джуссоев? В Кукуе (деревня рядом с тульским турцентром — Прим. ред.) за эти деньги крыши ставит для воссоздания атмосферы средневекового Китая!

— Чем вызван такой интерес ко всему китайскому?
— Уточню: в первую очередь меня интересует китайская архитектура как одна из самых экзотических и красивых. Квартал возводился по проекту китайского архитектора Чай Хайяня по всем канонам архитектуры Поднебесной. Строительство велось совместно с китайскими мастерами из традиционных для Китая материалов. А вот материалы я подбирал сам, вплоть до гвоздей. Все аутентичное привозил из Китая. Так что духом Китая эпохи Мин пронизан весь интерьер зданий, где каждый желающий может прикоснуться к истории того времени. Некоторые строения являются уникальными образцами архитектуры, как, например, корпус, выполненный в стиле традиционного китайского дворца с живописной резной трехуровневой башней. Сейчас квартал включает спортивный комплекс, SPA-комплекс с бассейном, здание лечебницы с чайным домиком, гостиницу, трехэтажный ресторан, огромную парковую зону с водоемами и китайские беседками, окаймленную амфитеатром площадку, храм со скульптурой Будды. Все объекты составляют единый архитектурный комплекс, выполненный в традиционном китайском стиле и украшенный скульптурами давно ушедшей эпохи из цельного мрамора. «Золотой Город» так и задумывался — как уникальный уголок Китая в России.

— Какое развитие может быть у столь необычного проекта?
— Вы знаете о том, что недавно был подписан меморандум о намерении открыть Центр шаолиньской культуры в Тульской области? После Америки и Германии в «Золотом Городе» будет третий центр. Но подобного нашей Академии Шаолиня еще нигде не создавалось. Я уже дважды посещал Шаолинь, а их руководитель — главный настоятель китайского Суншаньского монастыря Шаолинь преподобный Ши Юнсинь приезжал в «Золотой город».
В будущем (Джуссоев подходит к карте своего тульского проекта — Прим. ред.) мы разобьем здесь Императорский парк с уникальными объектами. А вот здесь, например, откроется фонтан с прогулочной площадкой в 120 метров. Но мы хотим не только развлекать, но и духовно обогащать своих гостей. Для этого будет создана огромная библиотека мировой литературы с философскими учениями Востока и Запада.
Одно из перспективных направлений — сугубо медицинское, чтобы люди могли не только отдыхать, но и восстанавливать свое здоровье. В «Золотом городе», кроме прочего, представлена китайская медицина. По новому плану ее дополнит индийская, не менее древняя и могучая. В частности, мы планируем построить крупнейший индийский SPA-салон, функционирующий по принципам древней аюрведы.
В итоговой концепции «Золотого города» заложено еще много чего интересного. Например, сейчас мы достраиваем картинг-центр. Для реализации принципа аграрного экотуризма запланировали создание контактного зоопарка с конюшнями и коровником... Здесь будет пруд — рыбалка. Теплицы у нас будут, свое хозяйство: бахчевые, картошка, капуста. Все должно быть свое! А вот это — зона экстремальных аттракционов. Только на днях подписал контракт с голландцами на самую крутую «американскую горку» восточной части Европы. Здесь будет — Царьград (в стране до сих пор нет ни одного нормального русского тематического парка), где мы думаем показывать исторические реконструкции из далекого прошлого: битву Пересвета и Челубея, сражение на Куликовом поле и так далее.
Здесь строится небольшой коттеджный поселок. Рядом — паркинг на пять тысяч машиномест; его закончим уже в следующем году. Открою вам еще один секрет (надеюсь, идею не украдут). Сейчас я монтирую хостел из морских контейнеров, в которых нам привезли стройматериалы из Китая. Пятиэтажные корпуса будут тянуться вдоль трассы М4 «Дон». Из них мы планируем сложить наше название «Золотой город». Что-то подобное, изготовленное из металлоконструкций, есть, например, в Чехии или в том же Китае. Но так, чтобы в виде букв — такое будет впервые. К слову, это придумал мой сын. Ему четырнадцать. Он там сейчас сваркой занимается — пусть знает, как добывается хлеб.

— Весьма масштабно, но один вопрос покоя не дает: почему все это происходит именно в Тульской области?
— Как раз здесь все очень прагматично. В 1993 году я купил в Туле завод стройтехники. И, соответственно, вместе с ним мне продали базу отдыха в Венёвском районе. Что такое «база»? Пустая территория с двумя сараями. На время я про нее даже забыл. А потом, когда у меня появилась идея построить какой-нибудь небольшой оздоровительный центр, куда могли бы выезжать мои многочисленные сотрудники (полечиться, отдохнуть на природе и вернуться к работе с новыми силами), тут-то мне и напомнили, что у нас простаивает своя земля. Съездили, посмотрели. И вы знаете, мне очень понравилось это место! Так все и началось. Потом, когда я выкупил соседние поля, в голове все сложилось окончательно. Стало ясно, что на образовавшихся полутора тысячах гектарах нужно строить что-то более серьезное. Да, конечно, за сегодня–завтра эту историю я не закончу. Но думаю, что все самые главные объекты построим уже к 2020 году. Основной инвестконтракт с Правительством Тульской области мы подписали на прошлогоднем Петербургском экономическом форуме.
Возвращаясь к вопросу об окупаемости: естественно, мы работаем и над экономикой. Уверен, проект будет прибыльным, но со временем — когда он станет массовым, а посещать его будут ежедневно десятки тысяч человек. Однако за сколько лет он окупится, я точно не знаю. Может быть, десять, двадцать, сто или двести лет… Я не спешу.

— А открытие постоянно действующей фестивальной площадки «Среднерусская возвышенность» в «Золотом городе» — это же чистой воды меценатство. Спонсируя и продюсируя его, вряд ли на нем заработаете...
— Да, пока это меценатство, но и здесь со временем появятся деньги. Такие фестивали, поверьте, могут быть прибыльными. В этом году впервые в России мы провели двухмесячный фестиваль. В следующем он будет действовать пять месяцев. И вот когда это мероприятие станет постоянным и массовым, тогда начнем и билеты продавать. И приглашать бесплатно по-прежнему будем — тех, кто не сможет позволить себе заплатить. Вместе с тульскими властями в этом году, к примеру, мы организовали приезд на фестиваль малоимущих и инвалидов. Выделяли для них специальные, лучшие места, обеспечивали транспортом.
При этом уже сейчас на каждое выступление приезжает не менее трех тысяч человек. Кто бы мог подумать еще совсем недавно, что у нас в Кукуе будут петь Томас Андерс, «Арабески», «Хардвей», Рикардо Фольи, «Бони М», «Баккара» и другие мировые звезды?

— Считается, что сейчас не самое лучшее время для запуска новых проектов, но, может быть, у вас есть еще что-нибудь экспериментальное на примете?
— Да вы что! Я с 38 компаниями-то с ума схожу. С ними бы справиться! Вот пока мы с вами беседуем, у меня уже 75 пропущенных рабочих звонков. Надо браться за то, что сможешь потянуть. Как говорил Козьма Прутков, необъятное не объять.

— А были ли профессиональные неудачи в вашей жизни?
— Были, когда я влез в политику. Теперь руководствуюсь одним мудрым китайский постулатом и всем советую к нему прислушаться: «Не занимайся государственными делами, если не занимаешь государственной должности».

— Три главных урока, которые вы получили в своей жизни?
— Сколько бы на тебя грязи ни вылили, сколько бы у тебя врагов ни было, сколько бы ты ни спотыкался, нужно всегда оставаться порядочным человеком и верить в людей. Порядочность, доброта и созидание — вот три главные вещи в жизни.

— Вы можете назвать себя жестким руководителем?
— В каком плане? Жесткость бывает разной. Бывает справедливая жесткость, а бывает тупой принцип. Если необходимо, могу поставить под сомнение и собственные взгляды. Выслушиваю всех, а вместе мы вырабатываем общую позицию. Только пусть потом кто-нибудь попробует этого не выполнить!

Беседовал Андрей Москаленко