О частных гимназиях Тулы

Прослушать новость

Эту обширную тему невозможно осветить в таком небольшом очерке, так что придётся ограничиться сведениями для общего представления о частных педагогических учреждениях, которые на рубеже XIX–XX в. сосредоточились в центре Тулы. История каждого — важнейший элемент городских хроник и предмет пристального внимания многих исследователей.

Основательница самой знаменитой тульской женской гимназии, московская дворянка Софья Ивановна Дружинина (1861–1942), была дочерью генерал-майора Ивана Александровича Дружинина, до 1890-х руководившего подразделением на Тульском оружейном заводе. По окончании курсов в училище ордена Святой Екатерины (Санкт-Петербург) удостоена шифра фрейлины. Но дворцовая карьера её не привлекала, и она отправилась на Высшие женские курсы в том же Петербурге по историко-словесному отделу. Слушательницы этого отдела на выпускных экзаменах получали звания домашних педагогов. С. И. Дружинина владела английским, испанским, итальянским, немецким, французским языками. В Тульской женской прогимназии она с 29 ноября 1890 по 11 апреля 1896 преподавала историю и французский язык, а с августа 1896 по 1 июля 1899 (когда это заведение было преобразовано во 2-ю женскую гимназию) являлась её начальницей. Гимназия находилась на улице Бабаевской (с 1909 ул. Пирогова), а сегодня её условным правопреемником стал педагогический лицей № 2, действующий в этом здании. В 1912 по ходатайству педагогов власти приняли решение о постройке нового здания для гимназии на ул. Жуковского (проект В. Н. Сироткина), принявшего учащихся 23 сентября 1914.

С 1916 возглавляла педсовет, сменив М. А. Соколова и став единоличной распорядительницей гимназической жизни. Современники помнили её кредо: «Я вышла замуж за гимназию!» С 1915 гимназия стала Ольгинской. С 1918 это советская школа 2-й ступени и, наконец, средняя школа № 6 им. К. Д. Ушинского. В советские годы Дружинина бедствовала и чуть ли не побиралась. Вела в разных тульских школах русский язык и литературу, но сталинщина уничтожила интеллигенцию на корню, и в начале 1930-х Дружинину, когда-то властную и строгую хозяйку, отовсюду выгнали. Похороны организовали соседи по бараку и собес.

На том же Всехсвятском кладбище, где и Дружинина, погребён Иван Фёдорович Перов (1851–1923), педагог и религиозный публицист. В 1877 он закончил Московскую духовную академию кандидатом богословия. Преподавал русскую словесность и литературу в Псковской духовной семинарии, затем в Рязанской. 

В 1882  защитил магистерскую диссертацию. С 1883 — инспектор Рязанской духовной семинарии. С 1890 статский советник. Его сыновья работали учителями в Туле. С 1901 по 1907 Перов был инспектором Тульской духовной семинарии. В отставке жил на ул. Жигалинской (ныне ул. Союзная) в доме купца Кондрашова. На собственные средства и пожертвования в 1907 открыл частную мужскую классическую гимназию, собрав коллектив из талантливых учителей с передовыми взглядами. Сословная принадлежность при приёме в гимназию не учитывалась, что очень раздражало тульского губернатора Д. Д. Кобеко, назвавшего Перовскую гимназию «школой кухаркиных детей». Перов вёл русский язык. Под его руководством работали лучшие педагоги: С. И. Розанов, Н. Х. Дампель, Н. В. Рождественский, М. Ф. Меллер. Гимназия существовала за счёт платы за обучение. Для помощи ученикам из бедноты существовало «Общество вспомоществования нуждающимся ученикам мужской гимназии И. Ф. Перова». Действовали драмкружок и оркестр народных инструментов. Велись астрономические и фенологические наблюдения. Преподаватели издавали рукописный журнал «Тульский ученик».

Во время Первой мировой войны гимназисты организовали санитарную дружину, работавшую на вокзалах и в госпиталях, посещали раненых, устраивали концерты, дарили лакомства, встречали на вокзалах беженцев, разносили по вагонам вёдра с супом, щами и кашей. На средства Перова для гимназии было построено просторное здание на углу Центрального и Учётного пер. Это здание было варварски снесено в 1974 и ничем не заменено. Когда-то властный и суровый, Перов закончил жизнь обобранным, униженным и лишённым средств той «справедливой» советской властью, у которой он тщетно просил дать хоть какое-нибудь место, хотя бы дворником.

В отличие от государственных учебных учреждений, частные гимназии, пансионы и школы не тяготели к нумерации (хотя встречались и исключения). Среди тульских гимназий заведения И. Ф.  Перова, Анны Никаноровны Боровиковой (с 1913 по 1918), Ольги Адольфовны Жесмин, неизвестных по именам мадам Никольской (с 1907 по 1918) и Арсеньевой обходились без номеров. Информация о хозяевах почти отсутствует или страдает противоречиями, например, вариативностью ударения в фамилии Жесмин, невесть откуда взятыми указаниями на то, что этих Жесмин были две сестры и на разные версии социальной принадлежности Боровиковой. Хуже всего сложилась судьба зданий — все снесены. Зато доподлинно теперь известно, что гимназия Никольской на ул. Миллионной (совр. Октябрьская, 1) действовала в доме главного раввина и потомственного почётного гражданина г. Тулы М. И. Зафрена, о чём до сего дня тульское краеведение упорно молчит. А ведь Зафрен специально подарил дом для нужд образования.

На сетевых ресурсах иногда затрагиваются темы оплаты обучения и формы одежды. Эти моменты требуют более скрупулёзного исследования. Почти все финансовые документы, включая расписки, исчезли из архивов, а обобщённый внешний облик дореволюционного тульского ученичества не так просто восстановить — на то требуются надёжные подтверждения. Серо-голубые, тёмно-вишнёвые платья и чёрные фартуки гимназисток Боровиковой помнили старожилы, но туляки, за исключением партфункционеров, не имели понятия о том, что можно было оставить воспоминания, и тем самым лишили потомков представления об интереснейших нюансах жизни, стоявшей в стороне от войн и революций. Ценные артефакты удержал на своих виньетках фотограф-бизнесмен С. Случанский, издавший десятки обзорных альбомов в разных городах, составляя их из групповых, производственных, кладбищенских фотографий, которые, предпочитая европейское качество, печатал и переплетал в Париже.

На многих снимках хорошо просматривается форма одежды и учениц, и педагогов, и служебного персонала. Заметно преобладание тёмных тонов, а ученицы носили, скорее всего, коричневые платья.

Но в любой гимназии по праздникам надевался белый фартук, а что применялось в мужской гимназии Перова, история умалчивает. Во всяком случае, на торжественных молебнах, судя по сохранившемуся групповому снимку, гимназисты были одеты довольно опрятно.

Самый либеральный внутренний режим царствовал в заведении Софии Александровны Арсеньевой, р. Витберг (1840–1913), дочери архитектора А. Л. Витберга. На воззрения начальницы сильно повлиял тульский дворянин-прогрессист врач Николай Александрович Арсеньев, второй муж. Открыв несколько гимназий в нескольких городах, София, будучи человеком столичного или даже европейского мышления, взяла курс на относительно свободные, тёплые и равноправные взаимоотношения между всеми, кто входил в стены её гимназии.

На страницах современной тульской прессы мелькали указания на то, что в 1841 фабрикант Николай Маликов (отчество не установлено) на собственные средства открыл женское епархиальное училище для родственниц священнослужителей. Из программы были изъяты точные науки, подобно советским школам для детей с умственными отклонениями (а ныне это коррекционные классы), преобладал труд, рукоделие и поверхностное обучение ведению хозяйства. Большего поповнам не требовалось: Kinder, Küche, Kirche. Сегодня об этом пишут, главным образом, с умилением. А о том, насколько эта установка снижала интеллектуальный уровень населения и помогала разваливать её умственный потенциал, никому в голову не приходит. Все жили сегодняшним днём и, вопреки всякой логике, были уверены в дне завтрашнем. В 1917 году этот «счастливый» день нагрянул…