«Остров»

Прослушать новость

У этого места – несколько имен. Люди, которые здесь работают, называют его ОСТРОВ. Если посмотреть с высоты птичьего полета, окажется, что границы территории зримо «обозначены». Реками, оврагами, дорогами. Со всех сторон. А вокруг – море. Травяное, степное.

Коллеги-ученые из других регионов России зовут объект КОВЧЕГ. Не тот, где Ной спасал животных от потопа. Хотя центральное сооружение вызывает ассоциацию с кораблем. Инопланетным.

Имя же дано по причине исторических артефактов и сонма знаний об одном из важных моментов в истории.

Есть и третье название. Его дали гости-моряки. Зимой, увидев сугробы, сказали: «Как наша подлодка среди торосов». Значит, ПОДВОДНАЯ ЛОДКА.

А официально это называется «Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле». Тульская область, южная часть, вокруг поселений со старинными именами Моховое, Монастырщино, Красный Холм, Епифань.

ПЕРВОЕ РАТНОЕ ПОЛЕ России. Еще два – Бородинское, Прохоровское. И даты – 1380, 1812 и 1943 гг.

Места, времена и события, когда Россия возродилась, устояла, окрепла…

Открытия поневоле

Не очень давно среди старшеклассников провели очередное исследование по истории России. На вопрос – «Когда и какое событие привело к освобождению страны от Ордынского ига?» - две трети ответили: это случилось в 1380-м, после победы в битве на Куликовом Поле русского войска князя Дмитрий Донского над полчищами хана Мамая.

Про 1480 год, князя Ивана III и «Великое стояние на Угре» знали лишь 8%. Еще столько же было уверено, что нас освободил в 12-м веке князь новгородский Александр Невский. Еще 1% полагали - это сделал Михаил Кутузов в 1812-м.

Факт – комичный. Но большинство ребят помнят о событии. И верно понимают его значение.

Ходишь по залам музейного комплекса иделаешь «открытия».

Про 100 лет, когдапобедители платили дань побежденным.

Про Золотоордынского хана Тоштамыша, называвшего князя Дмитрия другом, усмирившего «смутьяна» Мамая, а через два года сжегшего и вырезавшего брошенную князьями Москву (два дня ее обороняли пришедшие на подмогу братьям-славянам киевские «литовцы», а по сути, те же русские из Княжества Литовского). А на обратном пути хан разграбил ближнее Подмосковье и владения своего союзника – князя Рязанского. Нравы.

Видишь портреты и понимаешь: ВСЕ ОНИ – плод воображения. Не осталось НИ ОДНОГО ИСТОЧНИКА, где можно увидеть, как выглядели Дмитрий и его соратники. Хана Мамая рисовали с начальника охраны посольства Монголии в Москве. Брутальный получился мужчина.

Князь Дмитрий на картинах – симпатичный, мудрый и «возрастной». А ему во время битвы - 28! Средняя продолжительность жизни у российских мужчин тогда - 25 лет. Князю был дан «долгий» срок – до 39-ти.

А вот его наследник – сын Василий I Дмитриевич – не стал завоевывать непокорное Нижегородское княжество. Поехал в Орду и купил его…

Берешь в руки старинные сабли и мечи, а они – легкие! Только двуручный меч князя увесист. Смотришь на муляжи жителей Руси и понимаешь: подростки! На 10-15 см ниже, чем мы. Худые. А как иначе? Жили в голоде. Мальчик в 15 – отец и воин. Девочка с 13 лет рожала 7-10 детей и в 23-25 уходила в мир иной…

Битва шла 3,5 часа. На «кусочке» степи шириной в полтора и длиной в семь километров, ограниченной оврагами и реками (нашим – не отступить, но и Мамаю – не пойти «в обхват») сошлись 30 тысяч русичей и 45 тысяч ордынцев.

«Ничьей» быть не могло. Людей давили. Толпа на толпу. Лошади на людей. Основа обоих воинств – конница. Одна из последних великих битв в истории Руси, где почти не было огнестрельного оружия.

Среди ордынцев монголов было - мизер. Мамай – не чингизид. Не знатный. Зато – бунтарь, заговорщик. Управитель «правобережной» Орды. Краснодарский и Ставропольский край, Северный Кавказ. Воины - оттуда. Десятки народностей под именами «черчесы» или «степняки», а также русичи. Да, «наши» воевали и «за них». И кучка итальянских наемников из числа генуэзцев.  

Бились 3,5 часа, семь часов – гнали и били. Мамай и его охрана «ушли».

Шесть дней хоронили своих. Отыскали раненого князя Дмитрия.

Собирали оружие и амуницию. Оно – дорогое. По оценке современных ученых, снаряжение воина на коне (оба - в латах) в нынешних ценах - 2,5 миллиона рублей. Пеший воин – полмиллиона. Война – всегда недешевое дело.

О «благодарности» князю и его воинам. В столице встретили на «ура». Гуляли, выпустили «именные» деньги.

Но сначала - на обратном пути - войска Дмитрия несколько раз атаковали отряды князя Олега Рязанского. Были потери. Отбились. В готовности вырезать «московитов» в двухдневном переходе от столицы стояли полки князя Тверского Михаила. Однако - не решился.

Время такое. Усобица. Каждый – сам за себя.

Малоизвестный факт. Дмитрия Донского в те времена отлучили от церкви. Не сошелся во мнениях по поводу нового патриарха. Своего соратника поставил, кандидата из Византии не пустил. Нарушил каноны. И хотя общался со святым Сергием Радонежским, прощения при жизни не получил. Вернулся в лоно и стал святым через столетия.

Читаем длинный список потерь. Среди многих десятков имен князей и бояр – ни одного тульского. Но наши предки - не трусы. Судя по всему, Тулы тогда не было. И 1146 год – легенда. Эти места начали заселять лет через 50 после битвы…

День вчерашний, нынешний и завтрашний

В конце XVII века возникло первое поселение в селе Монастырщино. Идеи об увековечивании памяти подвига русских воинов обсуждались долго, полтора века.

Памятник Дмитрию Донскому, автором которого стал архитектор А. Брюллов, был установлен на Красном холме в 1850 году. В 1865-1884 гг. на месте деревянного храма строится каменная церковь Рождества Богородицы. Памятник Сергию Радонежскому возвелив 1913-1917 гг.

Дальше бы период запустения. Потом – в 70-80-е годы ХХ века – частичное восстановление и реставрация. В октябре 1996 года вышло Постановление Правительства РФ «О создании и мерах по обеспечению деятельности Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» в Тульской области».

Через десяток лет дали деньги. Начали строить. И три года назад удивительный, современный, «космического» вида музейный комплекс заработал…

Он насыщен современными технологиями. Отдельно экспонаты для взрослых и детей. Им можно играть в компьютерные исторические игры.

Полное обеспечение всем тем, что делает комфортным пребывание здесь людей с ограниченными возможностями.

Тематические экскурсии, интересные экспонаты, квесты, игры. Прогулки по историческим местам ПОЛЯ. В одиночку, группами, пешком, на велосипедах, катания на электроскутерах, лыжах, коньках. Рыбалка, игры, спорт. Инвентарь – в прокат. Проживание – в исторических домах, небольших гостиницах. Вкусно кормят современными и «историческими» блюдами (ордынскими, русскими, генуэзскими). Конференц-залы и многое-многое другое.

Праздники, фестивали, концерты, возрожденные обычаи русской свадьбы, колокольные перезвоны, мастер-классы по народному творчеству, художественные выставки.

Недавно здесь побывали журналисты из разных регионов страны. Есть идеи продвижения облика музея в медийном пространстве. С участием творческих личностей и коллективов.

Студенты кафедры журналистики ТулГУ регулярно приезжают сюда. Работают и пишут. Обо всем, что видят и узнают. Иногда получается неплохо.

Коллеги-музейщики со всей страны едут. Завидуют. Но и работают. Организуют совместные проекты. 

А еще в составе музейного комплекса -  более трех тысяч гектаров угодий, сельскохозяйственная техника. Свои сады, посевы зерна (кормят имеющихся здесь лошадей), излишки реализуют. Сувениры, кафе и рестораны тоже приносят прибыль. Плюс – бюджетное финансирование, оно остается главным источником для нормальной работы комплекса.

Как говорит директор музея Владимир Гриценко, сюда едут, чаще всего, семьями, группами, на машинах и автобусах. Дороги – неплохие. За три года работы нового музейного комплекса поток туристов удвоился. Возможно, удастся достичь уровня в 300 тысяч человек за год. А вот дальше…

Проблем хватает. Есть план привести всю местность в тот вид, который здесь был семь веков назад. Очень долгая работа. Но уже сейчас холм, где расположен музейный комплекс, позволяет со смотровой площадки увидеть почти всю территорию битвы.

Плюс – насаждения. Это сегодня здесь «просторная» степь, а тогда было много лесов. Реликтовые поля с ковылем восстановили. Сейчас трудятся над возрождением дубовой рощи, где прятался Засадный полк. Небыстрый процесс.

Есть проблема привлечения бизнеса. Уровень доходности не так высок, как в крупных городах. Далеко. Зима здесь снежная.

Спонсоры не очень торопятся. Скорее, наоборот: многие известные люди и компании пытаются «выпросить» льготы для своих благотворительных фондов. У музея! Да здесь цены и без – очень «щадящие»…

Директор музейного комплекса Олег Вронский, экскурсоводы и другие сотрудники проводят экскурсии, меняют формат выставок, ищут новые подходы к показу славного прошлого земли русской. В конце концов, комплексные археологические раскопки пока охватили только 3-5% ПОЛЯ. Работы хватит всем и - на века. 

Здесь трудятся счастливые люди. Это их мир. Их – и наш - ОСТРОВ.