Очки в нашу пользу

Прослушать новость

Наталья Югринова

ОЧКИ В НАШУ ПОЛЬЗУ

Ижевская компания Boxglass первой в России вышла на совсем ещё молодой рынок устройств виртуальной реальности: она собирает и продаёт картонные очки, через которые можно просматривать VR-контент на смартфоне. Простые недорогие девайсы уже нашли применение в рекламе, образовательных проектах. За крупные контракты стартап из российской глубинки бьётся с китайскими производителями — и пока побеждает.

Дверь открывается. Вы входите в вашу будущую квартиру: слева проход в спальню, справа — гостиная с обеденной зоной и симпатичным диваном у стены. Проходите мимо растения в кадке, ступаете по ворсистому ковру. Приближаетесь к окну и выглядываете с высоты семнадцатого этажа: вокруг как на ладони панорамный вид на город. Смотрите по сторонам и вверх: в небе облака, яркое солнце, застывшая в полете птица. Маленькая деталь не вяжется с реальностью. Вы снимаете очки, сквозь которые смотрите на происходящее вокруг, и… оказываетесь в офисе девелопера. «Ну, как вам такая планировка? — спрашивает агент по продажам. — Этажность подходит, или хотите повыше?»


На месте «дома», в котором вы только что были, пока лишь вырыт котлован. Несуществующая в реальности квартира отрисована с использованием компьютерной графики. Зато вид из окна — почти настоящий: чтобы его воспроизвести, потребовался мультикоптер со специальной панорамной камерой. Дрон поднимали на определённую высоту, соответствующую нужному этажу, и делали с его помощью 360-градусные снимки. Виртуальный тур по не возведенной еще новостройке демонстрируется с помощью приложения на смартфоне и специальных картонных очков. Эта сценка — не из фантастического фильма, а из нашей повседневности. Приложение виртуальной реальности (VR) и очки для его просмотра в 2016 году создала для одного из региональных застройщиков ижевская компания Boxglass. Проект рождает тот самый «вау-эффект», который может подтолкнуть клиента к решению о покупке. «Виртуальная реальность открывает новое измерение для рекламной деятельности, — считает основатель стартапа Игорь Мельников. — Если раньше бренд вторгался в личное пространство потребителя, то теперь он оказывается прямо у него в голове».


Попасть в голову
Виртуальная реальность долгое время оставалась предметом обсуждений фанатов видеоигр — именно они, как предполагалось, станут основными потребителями шлемов, очков и прочих гаджетов, посредством которых можно переместиться в искусственно созданный компьютерный мир. Однако коммерциализация таких устройств шла ни шатко ни валко — к 2013 году даже американский флагман Oculus сумел представить лишь модель для разработчиков. Рядовых пользователей в первых шлемах виртуальной реальности нередко тошнило, у них кружилась голова. Между тем индустрии удалось отыскать простой и бюджетный путь к массовому потребителю — посредством смартфонов. Когда мобильные телефоны «научились» читать VR-контент, а всевозможные камеры — его записывать, в интернете стали появляться любительские и профессиональные видеоролики, панорамные снимки, VR-приложения.
Простейшее устройство для просмотра виртуальной реальности, совместимое со смартфоном, было создано в 2014 году. Тогда компания Google выложила в открытый доступ чертежи Google Cardboard— чего-то среднего между биноклем и 3D-очками. С помощью листа картона, пары линз, магнитов, резинки и застежки-липучки любой желающий мог самостоятельно собрать очки, вставить в них смартфон и начать просматривать VR-контент. При этом у человека возникает ощущение, что перед ним расположен огромный, размером с пятиэтажный дом, экран с высоким разрешением. Когда он поворачивает голову или корпус, картинка меняется в зависимости от того, куда он смотрит. Это не просто объемное изображение, как в 3D, а панорамное 360-градусное окружение виртуальной реальностью. Перемещаться в пространстве можно, наводя мишень на навигационные элементы. Как считают многие эксперты, ход Google — «троянский конь», которого концерн подложил VR-индустрии: дав массовому пользователю максимально дешёвый инструмент для просмотра, компания стимулировала разработчиков создавать VR-приложения на платформе Android. А когда количество контента значительно вырастёт, хайтек-гигант выкатит полноформатное и дорогое потребительское устройство.
Между тем презентацию Google, на которой были представлены очки, посмотрели трое вчерашних студентов-экономистов из Ижевска — друзья детства Игорь Мельников и Александр Копанев, а также их университетский товарищ Дмитрий Демаков. Они воодушевились идеей и принялись за разработку собственной, более продуманной и удобной для пользователя конструкции — без клея и магнитов. Спустя два месяца, к августу 2014 года, стало ясно, что прототип готов, конкурентов на внутреннем рынке нет совсем, а областей применения очков не счесть. Партнеры основали компанию Boxglass и начали налаживать производство. Первые образцы вырезали лазером из коробок из-под пиццы, а линзы выковыривали из луп, купленных в магазине радиодеталей. В итоге удалось создать очки, не требующие никаких дополнительных расходных материалов, кроме картона и линз, а заодно приспособленные под особенности европейского лица. В октябре 2014 года очки Boxglass презентовали на выставке «Игромир» в Москве, где они произвели настоящий фурор: за два дня вся привезенная партия была распродана.
Именно тогда начинающие, пока еще неопытные бизнесмены допустили досадную ошибку. На них вышел некий посредник, готовый пролоббировать возможности виртуальной реальности в Министерстве обороны. С одной поправкой: о картоне нужно было немедленно забыть, а вместо этого начать работу над полноценным шлемом виртуальной реальности. Его военные могли бы использовать, например, в качестве тренажера боевых действий. «Мы набрали кредитов и поехали делать шлем, — разводит руками Игорь Мельников. — Правда, до чиновников так и не дошли. Все застряло то ли в кабинетах, то ли на подступах к ним». За два месяца предприниматели вложили в разработку около двух миллионов рублей: купили шлем OculusRift, придумали и напечатали для него на 3D-принтере новую оболочку, разработали маскировочное покрытие. Никакой реакции от Минобороны на действия стартаперов не поступало, а вскоре как в воду канул и посредник. По кредитам предприниматели расплачиваются до сих пор. «Позже мы подсчитали, что по-хорошему на такую разработку понадобилось бы не менее 10 млн рублей, — говорит Мельников. — Жалко не столько потраченных денег, сколько времени: мы на несколько месяцев заморозили всю работу по картонным очкам. Зато после этого случая мы стали намного осторожнее и внимательнее».


Дело в контенте
За два года компания Boxglass произвела и продала около 35 тыс. очков виртуальной реальности. Около 90% доходов она получает от сегмента B2B: среди её клиентов Yandex, Ford, BurgerKing Казахстан и другие. Привлечь внимание крупных корпораций и международных брендов удалось путём участия в разнообразных выставках в столице. Как рассказывает Игорь Мельников, очки легко кастомизируются под заказчика: на картон можно нанести любой рисунок, его можно ламинировать, заливать цветом. Конструкция при необходимости подстраивается под определённую модель смартфона. Как правило, очки распространяются во время промоакций или презентаций нового продукта. Компания Ford, например, использовала их для эмуляции тест-драйва серийной модели Fiesta. BurgerKing вкладывает очки в детское меню вместо игрушки и предлагает использовать вместе с бесплатным VR-приложением. Столичный Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина продает очки посетителям: с их помощью можно принять участие в VR-прогулках по музею. Аналогично поступает Московский зоопарк. Кто-то в преддверии Нового года заказывает очки как подарок контрагентам и важным клиентам.
— Как правило, контент для VR-очков распространяется бесплатно, — объясняет сооснователь Boxglass. — Год назад появилась возможность смотреть панорамные видео на YouTube, и с тех пор появляется масса самых разных роликов —
от дайвинга в Дубаях до парада 9 мая в Москве. В розницу наши очки стоят 690 рублей, тогда как шлем виртуальной реальности — около 70 тыс. рублей; еще примерно во столько же обойдётся системный блок для его работы. Да и контента для очков гораздо больше, чем для стационарных устройств.
Тем не менее в 2016 году стартап занялся еще и созданием контента — как для виртуальной, так и для дополненной реальности (AR). Среди клиентов Boxglass имеются разработчики приложений и роликов: очки они дают заказчику в качестве «довеска». А есть те, которым нужно комплексное предложение —
контент вместе с инструментом для его просмотра. Поэтому компании пришлось самой взяться за разработку приложений и съёмку видео в 360-градусной панораме. Одним из первых продуктов стал презентационный ролик для выставки высоких технологий и инноваций «Hi, Future — 2016» в Казани. Много заказов поступает от event-агентств: для них снимают свадьбы, дни рождения, корпоративы. Ради самомаркетинга в Boxglass разработали также AR-приложение: скачав его, можно навести смартфон на упаковку картонных очков, и на экране появится трехмерная видеоинструкция о том, как их собрать. А к новогодним праздникам компания выпустит серию AR-открыток, внутри которых при наведении смартфона будет танцевать Дед Мороз.
Как уверен Игорь Мельников, в будущем очки виртуальной реальности будут интегрированы в упаковку привычного продукта — только так они могут получить по-настоящему массовое распространение. В России подобных примеров пока нет, но в мировой практике их уже немало. Так, в 2015 году Google вложила около миллиона картонных очков в журнал TheNewYorkTimes. McDonalds интегрировал очки прямо в коробку HappyMeal: покончив с обедом, ребёнок мог выдавить их из упаковки, вставить прилагаемые линзы и использовать по назначению. Коньячный дом Martell и производитель хлопьев Kellogg’s также имплементировали очки в коробки для своих продуктов. Такие очки менее долговечны и эргономичны, чем те, что производят по спецзаказу из плотного гофрокартона. Однако их изготовление почти не несёт дополнительных затрат на производителя. Где в этой схеме место для монетизации Boxglass? «Есть два варианта, — объясняет Мельников. —
Можно либо самим начать производить упаковку, либо разрабатывать конструкцию очков, передавать чертёж для использования заказчику и поставлять ему линзы».

Выход в мир
Производственная база Boxglass размещается в Ижевске. Это обычная квартира, переоборудованная под «сборочную линию»: сборкой и упаковкой очков вручную занимаются два десятка человек, работающие по сдельному тарифу. Очки по заданным чертежам печатает местная типография — в изделии есть сложные элементы для штамповки, для изготовления которых нужно дорогое оборудование. Часть устройств собирают люди с ограниченными возможностями: 15-20% каждой партии доставляют им на дом. Линзы компания закупает в Китае, однако в планах переключиться на российского производителя. В разгаре переговоры с одним из оборонных заводов России, которому интересно диверсифицироваться в гражданское производство. По заверениям потенциальных партнеров, качество линз поднимется в несколько раз.
Себестоимость пары очков при изготовлении партии в 1000 штук сейчас обходится Boxglass приблизительно в сто рублей; оптовая цена стартует от двухсот. Как утверждает Игорь Мельников, компания работает с нулевыми складскими остатками, исключительно под заказ, причём почти всегда по полной предоплате — это позволяет не привлекать заёмные средства и не раздувать оборотный капитал. Зато «облегчённая» бизнес-модель позволяет оставаться гибкими и выполнять даже небольшие заказы, не теряя в качестве.
Гибкость и готовность кастомизировать продукцию — важные конкурентные преимущества Boxglass на международном рынке. Если российских соперников у Boxglass пока немного (пара фабрик в Санкт-Петербурге и одна — в Уфе), то китайских производителей очков виртуальной реальности достаточно. Сейчас Китай штампует «коробки» большими объёмами по конструкциям Google. Они уступают в удобстве, качестве, долговечности. О клиентоориентированности речь тоже не идёт: азиатские заводы могут, например, перепутать объёмы, не уложиться в сроки или изготовить не то, что было в заказе. Практика, при которой российские заказчики «приставляют» на китайское производство собственного консультанта по качеству, широко распространена — но это дополнительные затраты. Брендировать небольшие партии заказов китайские производители тоже не берутся. Впрочем, если речь идёт о партиях от 10 тыс. единиц изделий и выше, китайцы способны выигрывать в цене. Однако таких заказчиков на российском рынке пока мало. «К тому же ни один китайских производитель не способен приехать в офис к потенциальному клиенту и продемонстрировать ему в действии десять разных вариантов конструкций и материалов для очков», — добавляет Мельников.
Мысля стратегически, компания Boxglass уже продумала «план Б»: остаться на плаву даже при натиске китайских производителей ей помогут рынки СНГ и Ближнего Востока. Поскольку российская индустрия VR-продукции ещё находится в зачаточном состоянии, стартап быстро начал экспансию в соседние страны. Сеть дистрибьюторов компании уже охватывает Азербайджан, Белоруссию, Казахстан, Армению, Грузию, Иран. Часть продукции продаётся в розницу — в торговых моллах, интернет-магазинах, магазинах игрушек и подарков. «Крупным сетям, таким как М-Видео, картонный продукт не интересен, — говорит Мельников. — Они больше маржи получат на пластике. А в России пластиковыми шлемами виртуальной реальности заниматься слишком дорого, в этой нише конкурировать с Китаем точно не получится». Поэтому компания заходит в более мелкие сети: например, «Экспедицию», с которой сейчас ведутся переговоры о поставках товара и создании фирменного VR-контента. В будущем, как надеется Boxglass, картонные очки виртуальной реальности можно будет купить в любой точке по продаже аксессуаров для телефонов — по цене недорогих наушников.

В виртуальность и дальше
— Надо понимать, что мировая индустрия виртуальной реальности находится в самом начале развития, это совсем новая технология, — говорит Игорь Мельников. — Контент для VR сегодня создают в основном независимые разработчики, у которых немного опыта. С годами качество контента, аппаратной части, телефонов будет становиться все лучше. Сейчас производители очков рекомендуют находиться в них не дольше пяти-десяти минут. Поэтому, кстати, мы не снабжаем свои изделия резинками, которыми их можно было бы крепить к голове — пользователям приходится держать очки руками, зато они не получат негативных ощущений от просмотра.
Аналитическое агентство Digi-Capital оценивает нынешний мировой рынок виртуальной реальности в 3 млрд долларов — сюда входят все гаджеты, приложения, контент. Однако к 2020 году индустрия, по прогнозам, должна вырасти до $30 млрд. Главный её двигатель — смартфоны: если сегодня только половина мобильных телефонов подходит для воспроизведения VR, то к 2018 году смотреть контент можно будет на каждом новом продаваемом телефоне, а качество воспроизведения будет сопоставимо с нынешними флагманскими моделями. Картонные очки, считает Мельников, сохранят свои позиции в нише доступных промоустройств: да, из-за достаточно низкого порога входа на рынке появятся новые игроки, а цена производства упадёт, однако увеличение объёма рынка оставляет Boxglass хорошие шансы на активное развитие.
Наращивать клиентскую базу компания планирует за счёт диверсификации из коммерческих проектов в образовательные. Boxglass уже обсуждает с Российской академией наук возможность внедрения VR-контента и устройств в школы и вузы. «Представьте, что на уроке анатомии вы наводите взгляд на какую-либо мышцу, и тут же видите анимационный ролик о том, как она работает, — объясняет предприниматель. — Это очень сильный визуальный эффект, который может стимулировать у детей тягу к знаниям». А студенты технических специальностей, например, смогут визуализировать чертежи или разбирать по отдельным слоям макеты. Похожая программа уже обкатана Google в США: компания поставляет в школы смартфоны, VR-очки и планшеты для учителей, с помощью которых они могут управлять процессом. Вполне возможно, российские школьники и студенты с подачи Boxglass в скором времени и сами смогут отправиться в тур по виртуальной реальности.