Бажаев вышел из проекта с Потаниным из-за отсутствия одобрения UC Rusal

1 min


«Норникель» Владимира Потанина сообщил о выходе «Русской платины» Мусы Бажаева из проекта «Арктик Палладий», в который планировалось вложить 250 млрд руб. Причина — отсутствие одобрения со стороны акционера «Норникеля» UC Rusal

«Норникель» Владимира Потанина получил от «Русской платины» Мусы Бажаева уведомление о решении прекратить переговоры о создании совместного предприятия «Арктик Палладий», сообщила компания. Это решение вызвано отсутствием необходимых корпоративных одобрений по созданию совместного предприятия со стороны второго крупнейшего акционера «Норникеля» — UC Rusal (владеет 27,8% компании).

«Русская платина» теперь планирует самостоятельно реализовать проект по развитию месторождений палладия «Черногорское» и южного участка «Норильск-1», следует из сообщения «Норникеля».

РБК направил запрос в UC Rusal и группу «Альянс» Мусы Бажаева.

Как Потанин с Бажаевым планировали добывать палладий

О планах по совместной разработке месторождений палладия на Таймыре владелец «Русской платины» Бажаев рассказывал на встрече с президентом Владимиром Путиным в конце 2019 года. Он тогда упоминал, что проект потребует значительных инвестиций — $15 млрд, а «сегодня стало тяжелее работать с заимствованиями, на внешнем рынке их фактически нет». «Но мы не унываем, мы активно запускаем работу с нашими финансовыми институтами, и они нас поддерживают», — говорил он.

В этот проект, согласно договоренностям Потанина (владеет 34,6% «Норникеля») с Бажаевым, предполагалось инвестировать 250 млрд руб. Целью проекта было создание одного из крупнейших в мире производителей металлов платиновой группы с целевым объемом производства 70–100 т этой продукции в год.

В феврале 2018 года стороны заключили соглашение о создании совместного предприятия, в июне «Норникель» зарегистрировал компанию «Арктик Палладий». Планировалось, что «Норникель» передаст в эту компанию лицензию на разработку Масловского месторождения, а «Русская платина» — лицензию на разработку южной части месторождения «Норильск-1» и Черногорского месторождения. Запасы этого кластера, потенциально крупнейшего неразработанного в мире, оцениваются в 724 млн т.

Согласно презентации «Норникеля», инвестрешение по проекту планировалось принять в 2020 году, а начать добычу 7 млн т металлов (платиноидов, никеля и меди) в год — в 2029–2031 годах (первая стадия). Ожидалось, что «Арктик Палладий» будет приносить более $1 млрд выручки в год с рентабельностью по EBITDA более 40%.

«Интерфакс», ссылаясь на источник, сообщал ранее, что власти обсуждают возможность предоставления средств ФНБ на реализацию проекта «Арктик Палладий». Проект, по данным агентства, мог получить $1 млрд из ФНБ в 2021–2034 годах. Такую же сумму в течение десяти лет планировал инвестировать «Норникель». Стороны также хотели привлечь кредитное финансирование в размере $3,5 млрд.

Какие планы у «Норникеля» теперь

Менеджмент «Норникеля» планирует предоставлять проекту «Русской платины» и ее потенциальных партнеров необходимые услуги и ресурсы, а также обсуждает потенциальный выкуп на рыночных условиях продукции, которая будет произведена на месторождениях Черногорское и Южный участок Норильск-1. Представитель группы Альянс Бажаева подтвердил, что в долгосрочном плане и «Норникель», и «Русская платина» по-прежнему нацелены на партнерство в Норильском промышленном районе, формат которого обсуждается.

Сотрудничество в таком формате позволит в стратегической перспективе обеспечить дефицитный рынок платиноидов необходимым объемом металлов, несмотря на снижение выгодности проекта непосредственно для «Норникеля», сообщила компания.

Прежде всего «Русской платине» необходим доступ к энергетической и транспортной инфраструктурам компании в Норильском промышленном районе, принадлежащей «Норникелю». Ранее компания Бажаева, пытаясь самостоятельно реализовать проект, сталкивалась с препятствиями в получении разрешения от властей Норильска и от «Норникеля» на отвод под автодорогу и строящийся ГОК, а также на допуск к инфраструктуре порта Дудинка (является подразделением «Норникеля»). Южная часть «Норильска-1» досталась «Русской платине» в результате аукциона в 2013 году. Тогда «Норникель», владеющий северной частью этого месторождения, оспаривал итоги аукциона в суде. «Русская платина» неоднократно предлагала выкупить у «Норникеля» мощности по переработке — Норильскую обогатительную фабрику и никелевый завод (законсервирован).

Почему UC Rusal не поддержала

UC Rusal, основателем которой является Олег Дерипаска, как акционер «Норникеля» всегда выступала за сохранение высоких дивидендов, а Потанин — за увеличение капзатрат. «Его [Дерипаски] дивидендные ожидания завышены. Ему [Дерипаске] нужны средства для собственных проектов», — говорил Потанин, добавляя, что сам он тратит дивиденды на покупку акций компании.

UC Rusal всегда критиковала желание Потанина увеличивать капзатраты, называя ресурсные проекты «Норникеля» очень рискованными. Развитие двух больших проектов (Баимское месторождение и совместное предприятие с «Русской платиной») потребует $8 млрд инвестиций в течение пяти-шести лет, говорилось в судебных документах UC Rusal. Вместо этого UC Rusal предлагает развивать производство продукции с высокой добавленной стоимостью, которая предназначена для электрокаров.

Возможно, что UC Rusal могла затормозить проект на фоне кризиса: компании сейчас очень сильно нужны дивиденды, а капзатраты в развитие «Арктик Палладия» просто огромные, предположил руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов. К тому ж цены на палладий упали на 30%, а на никель — на 10%, привлекательность разработки проекта ухудшилась, добавил эксперт. По его мнению, способность «Русской платины» самостоятельно развивать проект без участия «Норникеля» вызывает сомнения, а найти другого инвестора, готового разрабатывать проект, в настоящее время будет довольно трудно.

Причины данного шага в принципе понятны: у «Норникеля» два крупных акционера, у которых исторически были различные взгляды на развитие компании, говорит аналитик S&P Сергей Горин. UC Rusal, безусловно, больше заинтересована в повышении дивидендных выплат, в то время как «Интеррос» Потанина — в увеличении инвестиций в новые крупные проекты. Это не раз и не два уже приводило к акционерным конфликтам, но каждый раз стороны находили устраивающий их компромисс, иногда с помощью арбитража третьей стороны, напоминает эксперт. «Следующая ключевая точка — окончание текущего акционерного соглашения 1 января 2023 года. Думаю, вопрос распределения денежных потоков «Норникеля» на инвестиции и дивиденды встанет в полной мере опять — мы считаем акционерный риск одним из ключевых для кредитного рейтинга компании», — заключает Горин.
Тайминг выхода из проекта, по его словам, объясняется падением цен на палладий, которые показали фантастический рост 80%, до $2,700 за унцию за год к февралю 2020-го, а затем стремительно снизились до $1,600 за унцию в последние пару недель. «С другой стороны, не очень ясно, почему проект не отложен (как минимум до стабилизации цен на commodities либо до ясности относительно следующей фазы отношений акционеров «Норникеля»), а будет разрабатываться без участия последнего, учитывая сильные компетенции компании и большой опыт работы в добыче металлов платиновой группы», — замечает эксперт.

 

Источник


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Редакция бизнес-журнала - B-MAG.ru Мы публикуем материалы о бизнесе и деловой жизни, предпринимательстве и стартапах, инвестициях, бизнес идеях и технологиях. /Business life today – деловая жизнь сегодня/

Новые комментарии:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 − пять =

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals