«Чудес не бывает»: в России сокращается количество малых бизнесов

1 min


Господдержка не спасает бизнес от банкротства: все больше компаний малого и среднего бизнеса закрываются, выяснили эксперты. Многие видят проблему в скудности государственной помощи, но некоторые бизнесмены отмечают в кризисе и положительные стороны — рынок очистится от «мамкиных бизнесменов».

В ближайшей перспективе число малых и средних компаний, которые прекратят свою деятельность, продолжит увеличиваться, ожидают эксперты Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ). Прогнозы они приводят в своём исследовании (есть в распоряжении «Газеты.Ru»), которое базируется на статистических данных Федеральной налоговой службы.

Согласно реестру МСП на официальном сайте ФНС, количество субъектов малого и среднего предпринимательства (юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) за последние 12 месяцев снизилось на 2,4% и составило 6 млн субъектов. Год назад в МСП было занято 15,7 млн человек, а сейчас — 15,3 млн.

По состоянию на 10 мая в сегменте малых предприятий количество сократилось на 10,1% в годовом выражении, а средних — на 8,5%, указывают авторы исследования. Сокращение численности наемного персонала в этих сегментах составляет около 5%, что означает потерю около 300 тыс. рабочих мест в малом бизнесе, и еще почти 100 тыс. — в среднем.

Статус малого предприятия означает, что годовая выручка компании должна быть не более 800 млн. руб., а среднесписочная численность работников — не более 100 чел. Среднее предприятие: выручка до 2 млрд. руб., занятость — до 250 человек.

Количество субъектов МСП сокращается практически по всей стране, а в ряде регионов — высокими темпами, отмечают эксперты ИКСИ.

Например, в Чукотском автономном округе количество малых предприятий сократилось почти на треть (27,8%) в годовом выражении. В Москве, Челябинской, Астраханской и Мурманской областях — на 14 -16%.

Существенное сокращение также произошло в республиках Бурятия (26,8%), Тыве (25,0%), Алтайском крае (25,0%), Калмыкии(21,1%) и в Псковской области (24,2%).

Сократили каждого второго

За последний месяц темпы сокращения численности малых предприятий замедлились. Так, если за период с 11 марта по 10 апреля количество малых предприятий в стране уменьшилось на 755 единиц, а средняя численность работников — на 5,8 тыс. человек, то за период с 11 апреля по 10 мая количество малых предприятий уменьшилось только на 57 единиц, а численность работников даже выросла на 11,1 тыс. человек.

«Но чудес не бывает. Обанкротившихся МСП стало меньше не благодаря мерам господдержки, а за счет особенностей статистического учета компаний в период карантинных мер. Было решено приостановить процедуры банкротства компаний, не инициировать их со стороны ФНС.

Да и самим собственникам провести ликвидацию компании в таких условиях оказалось непросто», — поясняет замначальника отдела аналитических исследований ИКСИ Вера Кононова.

При этом сотрудники, числящиеся в предбанкротной компании, будут по-прежнему числиться занятыми. А значит, данные о занятых в секторе МСП сейчас могут включать и тех, кто фактически уже не работает, уточняет Кононова. В результате картинка с отчетностью о самочувствии бизнеса выглядит лучше, чем есть на самом деле.

Министр экономического развития Максим Решетников ранее заявлял, что господдержка бизнеса обходится в 3,3 трлн рублей.

Тем не менее по объемам поддержки, предоставляемой малому и среднему бизнесу, Россия значительно отстает от ведущих экономик мира, отмечает Кононова. В ряде европейских стран, где размер экономики значительно меньше, чем в России, на неё выделяется гораздо больше средств.

«Например, в Германии (Бавария) действует региональный механизм безвозмездной помощи малому предприятию в объеме от 5000 до 30000 евро. В Сербии, как и в России, субъекты МСП могут получить помощь в размере минимальной оплаты труда на каждого занятого, однако при этом нет ограничений на отраслевую принадлежность компаний», — говорит эксперт.

Также в европейских странах получили распространение безвозмездные выплаты микропредприятиям и самозанятым, многократно превышающие российские выплаты в размере МРОТ или пособия по безработице.

Так, в Австрии выделен 1 млрд. евро на выдачу безвозмездных трансфертных платежей микропредприятиям и самозанятым. Данная программа рассчитана на 3 месяца, а выплаты на каждого сотрудника могут составлять до 2 тыс. евро в месяц.

В Великобритании самозанятые получают компенсацию до 2500 фунтов в месяц, во Франции – 1500 евро, в Бельгии – до 1600 евро.

Не хватает масштаба

Скромная финансовая поддержка российских МСП — это лишь половина проблемы. Едва ли не главный изъян государственной помощи бизнесу – охват, доступность предложенных механизмов.

Воспользоваться господдержкой может лишь четверть всех российских компаний МСП, подсчитали эксперты ИКСИ.

Данные «Росстата» позволяют оценить, что в 2019 году на микро- и малых предприятиях, включенных сейчас в перечень наиболее пострадавших отраслей, было занято 1,4 млн. человек, а с учетом дополнений, которые вступили в силу в конце апреля (18 апреля в перечень были добавлены ряд направлений непродовольственной торговли и деятельность музеев и зоопарков), количество занятых в таких отраслях можно оценить в 2,4 млн. человек.

С учетом средних предприятий и ИП, общее количество работающих в таких отраслях оценивается на уровне 3,3 млн. человек. Однако в целом это составляет менее 25% от общей численности занятых в малом и среднем бизнесе.

Ближе к реальности сейчас не столько официальная отчетность на портале ФНС сколько итоги опросов руководителей компаний, отмечает Кононова, указывая на итоги опроса 2000 малых и средних предприятий из разных регионов России, проведенного Агентством стратегических инициатив. Из него следует, что треть компаний малого и среднего бизнеса уже сократила персонал более чем наполовину.

Итоги не удивляют, если учесть, что без поддержки остается большинство компаний и рабочих мест в малом бизнесе, говорит эксперт.

«А тем компаниям, которым она все-таки оказывается, получают в основном право на отсрочку различных ограничений и обязательств перед государством, будет иметь крайне негативные последствия для МСП в самое ближайшее время», — заключает Кононова.

С негативным прогнозом эксперта согласен владелец туркомпании «Дельфин» Сергей Ромашкин. Он говорит, что его сотрудники получили компенсацию в один МРОТ (12130 рублей) за один месяц. Но это всего 1% от всех затрат его компании. Когда сотрудники получат по второму МРОТ, можно будет считать, что государство помогло в размере 2% от всех текущих затрат.

Еще его компании полагается, например, обнуление налога на прибыль. «Мы, конечно, с уважением относимся к помощи со стороны государства. Но это чисто бумажная льгота. Прибыли у нас все равно нет. Так что, это обнуление нуля», — говорит Ромашкин.

А воспользоваться льготным кредитом на выплату зарплат он и вовсе опасается. «Где гарантия, что турпоток восстановится? Тогда нам придется проводить сокращения персонала и соответственно возвращать кредит. А с чего его возвращать, если в течение пляжного сезона мы зарабатываем 90% всей прибыли. Июнь уже фактически пропал. У нас сезонный бизнес, а расходы круглодичные», — возмущается Ромашкин.

Основатель сети барбершопов TOPGUN и киберклубов COLIZEUM Алексей Локонцев считает, что настоящий предприниматель ничего не должен ждать от государства. «Я подошел к началу карантина с непогашенными кредитами, жизнью на съемной квартире, я освободил своих франчайзи от выплат роялти, но мне не надо помощи от государства. Да, треть нашего рынка услуг загнется, зато рынок очистится от слабаков, от «мамкиных бизнесменов», которые не умеют качественно работать и хорошо зарабатывать», — сказал бизнесмен «Газете.Ru».

Источник


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Редакция бизнес-журнала - B-MAG.ru Мы публикуем материалы о бизнесе и деловой жизни, предпринимательстве и стартапах, инвестициях, бизнес идеях и технологиях. /Business life today – деловая жизнь сегодня/

Новые комментарии:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − 6 =

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals