«Достигли точки перегиба»: что ждет Россию после проигранного суда с ЮКОСом на $50 млрд

1 min


Апелляционный суд в Гааге присудил экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд компенсации от России. Тяжба продолжается уже 15 лет, и точка в ней еще не поставлена – Россия будет обжаловать решение.

Впрочем, экс-совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин уверен, что «точка перегиба» уже достигнута и анонсировал охоту на российские активы по всему миру.

Во вторник, 18 февраля Апелляционный суд Гааги вынес решение по судебной тяжбе бывших акционеров нефтяной компании ЮКОС против России. В соответствии с сегодняшним решением, российская сторона должна выплатить $50 млрд компенсации кипрским компаниям Hulley Enterprises, Veteran Petroleum и Yukos Universal с острова Мэн, которым принадлежало 70% ЮКОСа.

Бесконечная история

Решение Апелляционного суда в Гааге — уже третье за более чем 10-летнюю историю тяжбы между Россией и экс-акционерами некогда крупнейшей компании России. В 2014 году Постоянная палата третейского суда в Гааге после примерно 10 лет разбирательств приняла сторону экс-акционеров ЮКОСа, присудив им $50 млрд компенсации (притом, что требовали они $114 млрд).

Суд исходил из того, что Россия нарушила Энергетическую хартию, фактически экспроприировала ЮКОС, а российское государство получило выгоду от банкротства компании, поскольку после выставления ее активов на аукцион ключевой актив ЮКОСа, компания «Юганскнефтегаз», отошел «Роснефти».

В ряде стран (США, Германия, Бельгия, Великобритания, Франция, Индия) бывшие акционеры инициировали аресты российского госимущества. До фактических арестов дошло в Бельгии и Франции — под них, попали, в частности, счета и здания дипломатических представительств, зарубежное имущество РПЦ (например, счета архиепископства Брюссельского и Бельгийского) и государственных СМИ (ТАСС, «Россия сегодня», ВГТРК).

Спустя два года российской стороне удалось обжаловать это решение в Окружном суде Гааги, а аресты имущества были сняты. Тогда суд признал, что Гаагский арбитраж не имел юрисдикции рассматривать спор экс-акционеров ЮКОСа с Россией.

Арбитраж основывал свою юрисдикцию на статье 26 Договора к Энергетической хартии (ДЭХ). Согласно этой статье, иностранный инвестор может передать в международный арбитраж спор с одной из стран, подписавшей договор. Ключевой аргумент России состоял и состоит в том, что страна не ратифицировала ДЭХ, и применялся он лишь временно и в той мере, в какой не противоречил российскому законодательству. Окружной суд Гааги в 2016 году признал правомощность российских аргументов. Сегодняшний суд апелляционной инстанции это решение отменил. Решение Гаагского арбитража от 2014 года, таким образом, вновь вступило в силу.

«Это новая информация, я ей пока не владею, поэтому не могу комментировать», — отреагировал на решение суда в Гааге пресс-секретарь Дмитрия Пескова (цитата по ТАСС).

«Кремль проиграл Гаагу акционерам ЮКОСа. Причем подтверждена не только процедура, но и суть: «отъем ЮКОСа — дело не о налогах, а о борьбе с политическими оппонентами». Проиграл именно Кремль, а не Россия и платить в конце концов будет не Россия, а сечины!», — написал у себя в Twitter бывший совладелец и экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский.

«Отменили все чохом»

Россия будет обжаловать решение апелляции в Верховном суде Нидерландов, заявил гендиректор Международного центра правовой защиты (координирует юридическую защиту России в спорах с экс-акционерами ЮКОСа) Андрей Кондаков. Дедлайн по обжалованию — 18 мая, но юристы российской стороны уже начали составляют жалобу на решение Апелляционного суда, говорит он. Кондаков выделил несколько ключевых моментов, с которыми не согласна российская сторона:

  • Суд не принял во внимание тот факт, что российская сторона не была связана арбитражной оговоркой, которая содержалась в ДЭХ. «Россия была подписавшейся стороной, но не была страной, принявшей на себя все обязательства в соответствии с ДЭХ, говорит Кондаков. Россия включила в отношении ДЭХ режим 45-й статьи договора – применяла договор на временной основе в той части, в которой он не противоречил действующему законодательству.
  • Суд не принял во внимание тот факт, что бывшие акционеры ЮКОСа не являлись иностранными инвесторами. «Судились компании-однодневки, созданные в налоговых гаванях»,- указал Кондаков. На сентябрьских слушаниях в Апелляционном суде Гааги российская сторона рассказывала о схеме «русского сэндвича», в рамках которой сверху располагались контролирующие акционеры («олигархи»), посередине – «компании-пустышки из налоговых гаваней с ничего не решающими «директорами-импотентами», а в самом низу – НК «ЮКОС».
  • Владельцы ЮКОСа никогда не были добросовестными инвесторами, настаивает российская сторона. Россия в суде отстаивает, что контроль над ЮКОСом его акционеры получили незаконно, в том числе с помощью взяток.
  • Налоговые меры выведены из сферы действия ДЭХ, а спор ЮКОСа и России носил во многом налоговый характер. Арбитраж не запросил мнение российских налоговых властей, что обязан был сделать по ДЭХ.
  • Размер компенсации в $50 млрд рассчитан некорректно. «Методология сочинена самими арбитрами. Эксперты нашли в методологии пример двойного счета – арбитры ошиблись на $20 млрд. Если бы они корректно применили свою методологию, которую мы все равно бы оспаривали, сумма составила бы $30 млрд», — отмечает Кондаков.
  • Решение арбитражного суда было на 75-80% написано помощниками арбитров, а не самими арбитрами. «Это серьезное процедурное нарушение», — говорит Кондаков.

Суду предыдущей инстанции для вынесения положительного для российской стороны решения было достаточно того, что Россия не давала «ясного и недвусмысленного согласия на арбитраж», недоумевает Кондаков: «Возникает вопрос — какими соображениями руководствовался суд, вынося решение, были ли они чисто юридическими?». «Чтобы отменялось все и чохом — это беспрецедентно для дел такого уровня», — считает он.

По словам Кондакова, рассмотрение на уровне Верховного суда Нидерландов длится 18 месяцев, с учетом специфики дела это может занять немного больше времени. Потенциально проигравшая в Верховном суде сторона может обратиться в Европейский суд по правам человека, отмечает он.

ЕСПЧ уже выносил несколько решений, связанных со спорами экс-владельцев ЮКОСа и России. В январе 2020 года суд в Страсбурге отказался считать политическим преследование Михаила Ходорковского и Платона Лебедева по второму делу ЮКОСа. А в 2014 году ЕСПЧ присудил бывшим акционерам ЮКОСа (решение распространялось на 55 000 акционеров компании) €1,87 млрд за несправедливые штрафы по налоговым проверкам. Позднее Конституционный суд России признал, что постановление Страсбургского суда противоречит российскому Основному закону.

«Наша цель — взыскать имущество России»

Три компании истца, Hulley Enterprises, Veteran Petroleum и Yukos Universal, которые в судебных документах обозначаются как HYV, входят в структуру Group Menatep Limited, которой владеют зарегистрированные на острове Гернси трасты. Как писал РБК в 2014 году, бенефициары этих трастов — бывшие совладельцы и топ-менеджеры ЮКОСа Леонид Невзлин, Платон Лебедев, Михаил Брудно, Владимир Дубов и Василий Шахновский. Михаила Ходорковского среди бенефициаров нет — он передал свою долю в трастах Невзлину в 2005 году. Сам Невзлин в 2014 году говорил «Радио Свобода», что потенциальными выгодоприобретателями от судебного решения являются он и «несколько его друзей».

«Наша цель — взыскать имущество и денежные средства России в других странах, — сказал Невзлин Forbes. — В каких-то юрисдикциях это можно делать сразу, в каких-то нужно проверить применимость решения Гаагского суда. Если решение применимо — можно заходить в страну и арестовываете активы и денежные средства. Это многоступенчатый, но абсолютно понятный процесс». По его мнению, попытки России опротестовать решения об арестах активов приведут только к «затягиванию времени». «Имущества и денежных средств, принадлежащих России на Западе, в том числе в Америке, очень много», — подчеркнул бизнесмен.

В 2015 году происходили массовые аресты российской собственности во Франции и Бельгии, аналогичные исполнительные производства были начаты в США, Великобритании, Германии и Индии, напоминает Кондаков. В США и Великобритании исполнительные производства были приостановлены в ожидании решения апелляционного суда, а во Франции, Бельгии, Германии и Индии исполнительные производства были отозваны самими истцами — это произошло после решения Окружного суда Гааги в пользу России в 2016 году.

Сейчас нельзя исключать, что юристы экс-акционеров ЮКОСа попытаются разморозить исполнительные производства в США и Великобритании, говорит Кондаков. Так или иначе, добиться ареста российских активов непросто — сначала нужно пройти достаточно долгую процедуру признания арбитражного решения. В Бельгии и во Франции за последние годы были приняты поправки в законодательство, которые исключают арест активов без признания арбитражного решения внутри страны.

Невзлин отметил, что никаких переговоров с Россией экс-акционеры ЮКОСа «не вели и не ведут». «Эта история длится уже 17 лет, и сейчас я надеюсь, мы достигли точки перегиба». Невзлин не стал прогнозировать то, сколько времени пройдет до окончательного завершения тяжбы, но отметил, что «все зависит от разумности сторон».

Риски для госактивов

Риск ареста российских активов теперь действительно существует, считает советник адвокатской коллегии Pen&Paper по санкционному праву Сергей Гландин. После решения Гаагского арбитража акционеры ЮКОСа могут прийти, например, в Высокий суд Великобритании с ходатайством о признании приведения в исполнение арбитражного решения от 2014 года на британской территории Великобритании.

В Великобритании установят какое-либо имущество России и смогут обратить на него взыскание. Арест может коснуться практически любой собственности России за рубежом, отмечает юрист. «Например, авиашоу в Ле-Бурже. Туда отправляются самолеты от «Сухого» или от «Ростеха». Они могут быть арестованы. Или, например, Русский музей, Эрмитаж отправит коллекцию картин за рубеж, и эта коллекция может быть арестована», — описывает Гландин возможные последствия от неисполнения судебного решения.

Несмотря на то, что у России остается возможность обжаловать решение апелляции в Верховном суде Нидерландов, кассация рассматривает вопрос не по существу, а о том, было ли в предыдущих инстанциях процедурные или процессуальные нарушения. «Например, если нарушены права третьих лиц: повестку не вручили, не вызвали одну из сторон в суд, судья был пристрастен, и это установлено. То есть по существу Верховный суд ничего рассматривать не будет», — заключает юрист.

 

Источник


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Редакция бизнес-журнала - B-MAG.ru Мы публикуем материалы о бизнесе и деловой жизни, предпринимательстве и стартапах, инвестициях, бизнес идеях и технологиях. /Business life today – деловая жизнь сегодня/

Новые комментарии:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × два =

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals