Компания, которая увела россиян с барахолок: как сеть Familia пережила кризисы и стала стоить под $1 млрд

4 min



Интерьер магазина Familia Фото DR

Непубличные предприниматели из Твери Дмитрий Луковников и Герман Ошкордин основали сеть дисконт-универмагов Familia в начале 2000-х и за 20 лет построили крупнейшую в стране компанию в сегменте off-price. Как им удалось привлечь $225 млн в США в эпоху санкций и почему они передумали уходить из бизнеса?

Танцовщицы в бразильских нарядах с перьями на голове, клоуны в цветастых париках на ходулях и оркестры барабанщиц — все это не элементы очередного пышного зарубежного карнавала, а привычный антураж церемонии открытия почти каждого магазина российской дисконт-сети Familia.

О высокой лояльности покупателей к ретейлеру, который по состоянию на начало декабря 2019-го открыл по всей стране около 300 точек продаж и вышел на годовой оборот в 23 млрд рублей, можно судить по ажиотажу вокруг запуска новых магазинов. Например, в октябре прошлого года возбужденная толпа буквально штурмом взяла первую Familia в Йошкар-Оле сразу же после того, как охрана распахнула двери магазина. В итоге за два дня работы точку посетили почти 14 000 человек — 8% трудоспособного населения Йошкар-Олы.

«Поход в магазин — это не просто шопинг, это поиск сокровищ», — объясняет столь высокий интерес покупателей в регионах гендиректор Familia Константин Надеждин. Все вещи в каждом магазине представлены в одном-двух экземплярах, и, если не приобрести товар «прямо сейчас», с ним уйдет кто-то другой, рассказывает он о концепции.

В конце ноября любовь россиян к Familia по достоинству оценили американские инвесторы: компания The TJX Companies заплатила за 25% сети $225 млн. Familia таким образом первой из крупных российских ретейлеров растопила лед санкционной войны с США — сделок подобного масштаба на отечественном рынке не случалось с 2014 года, когда между Москвой и Вашингтоном началась новая «холодная война».

Forbes изучил историю превращения Familia в ведущего игрока российского рынка в сегменте off-price, обсудил с менеджерами компании, инвесторами и аналитиками причины интереса The TJX Companies к сети, а также узнал, почему основатели ретейлера передумали уходить из бизнеса.

Конкурент «диким» рынкам

Одну из крупнейших в стране экономсетей непродовольственных товаров построили предприниматели из Твери Дмитрий Луковников и Герман Ошкордин, рассказали Forbes несколько знакомых с бизнесменами участников рынка. Оба всегда сторонились публичности (получить их комментарии для этого материала Forbes также не удалось), из-за чего в СМИ даже возникала путаница с именами основателей: журнал «Секрет фирмы» в 2007 году со ссылкой на данные базы СПАРК называл создателями бизнеса Галину Мельникову и Павла Костромина. «Это ошибка, которая давно гуляет в медиа. Те люди имели опосредованное отношение к компании», — рассказал Forbes знакомый Луковникова и Ошкордина. Из профиля Ошкордина на сайте LinkedIn следует, что с 2000-го по 2013 год он работал директором Familia по стратегии, а с 2013-го занимает место в совете директоров компании.

В 1990-е предприниматели начинали с торговли в Твери, а позже перебрались в столицу, где в начале 2000-х открыли первые несколько магазинов одежды и аксессуаров «Фамилия». Точки работали в формате супермаркета — с аскетичным интерьером торгового зала и самообслуживанием. Магазины средней площадью около 1000 кв. м располагались в оживленных районах Москвы — рядом с Павелецким и Белорусским вокзалами, у метро «Семеновская», в спорткомплексе «Олимпийский».

«Это как заново влюбиться в старую жену. Они гордятся этой сделкой»

В первые годы бизнес парадоксально развивался благодаря дефолту 1998 года. Покупательная способность россиян тогда упала в разы, из-за чего многие продавцы не могли сбыть товар даже с огромной скидкой в 50-70%. Объем товарных остатков у многих сетей превышал 40% ассортимента при норме 10-20%. Чтобы не уйти с рынка, приходилось продавать товар даже через вещевые ярмарки, вспоминала в интервью «Секрету фирмы» бренд-менеджер компании Sprandi Ирина Герасимова. Дисконтный центр, соответствующий формату «цивилизованного» магазина — с условиями для примерки одежды, выдачей чека и другими услугами, — в те годы казался настоящим спасением.

Именно с таким форматом и пришла на помощь продавцам «Фамилия». Компания выкупала по ценам распродаж неликвидный, сезонный или вышедший из моды товар и даже конфискат (одежду, обувь, галантерею, хозтовары и многое другое). «Мы гарантируем интенсивный сбыт практически любых «проблемных» товаров и возврат ваших «замороженных средств», — гласило обещание на сайте «Фамилии» того времени.

Благодаря низким ценам и активному маркетингу сеть быстро раскрутилась. К 2002-му владельцы «Фамилии» наладили регулярные поставки товаров от известных российских и зарубежных брендов — Esprit, Mexx, Wrangler, Triumph, Sela, «Твое», Ralf Ringer и других. Мужской костюм здесь можно было найти по цене от 999 рублей, а целевой аудиторией стали «люди со средним достатком, а также студенты и пенсионеры», отмечалось на сайте ретейлера. У входа в магазины люди отстаивали 50-метровые очереди, цитировал «Секрет фирмы» бывшего директора по маркетингу «Фамилии» Елену Москалеву. Тот период менеджер называла «золотым веком» сети.

К февралю 2005-го «Фамилия» открыла десятый универмаг в Москве, а ее общая торговая площадь превысила 14 000 кв. м. Компания все активнее привлекала иностранных партнеров — на сайте даже появилось англоязычное предложение о сотрудничестве, — а также продвигала инновационные для рынка технологии, например, оплату покупок банковскими картами. Спустя год сеть вышла в Санкт-Петербург и Рязань. В предкризисном 2006-м оборот российского рынка одежды, по оценкам аналитиков «Экспресс-обзор», превышал $31 млрд и продолжал расти на 25-30% в год. В сегменте стоковых магазинов с «Фамилией» конкурировали и так же бурно росли «Сток-центр», Oggi, в более премиальной части — «Остатки сладки» (бренды Bosco Михаила Куснировича) и «Модная мозаика».

Но сеть Луковникова и Ошкордина развивалась интенсивнее других игроков. К 2008 году число «Фамилий» выросло до 35 магазинов в Москве и регионах, а выручка головной «Максима Групп», по данным СПАРК, перевалила за 500 млн рублей. Компания планировала открыть еще около 40 точек в ближайшие два года. Кризис 2008-го скорректировал эти планы, но пережить турбулентный период вновь помогла концепция брендовых вещей по доступным ценам.

«Фамилия» даже укрепила позиции в Петербурге и вышла на Урал (в Екатеринбург и Челябинск). Фокус на региональной экспансии был не случаен: сеть постепенно отбивала клиентов у вещевых рынков и других форм «дикой» торговли», которые контролировали до 80% рынка одежды вне столицы.

По итогам 2011 года сеть разрослась до 63 универмагов, а ее выручка увеличилась до 1,5 млрд рублей.

Западный прицел

Отметку в 100 магазинов «Фамилия» взяла к 2014 году. Ретейлер запустил восемь собственных торговых марок, на которые приходилось до 10% продаж, и начал привлекать к маркетинговым кампаниям знаменитостей (например, компанию рекламировал солист рок-группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев).

Формат оставался неизменным — продажа стоков российских и иностранных брендов, к которой все прочнее прикреплялся англоязычный термин off-price. «Модель, по которой мы работаем, нас вполне устраивает», — цитировал портал Retailer.ru тогдашнего гендиректора сети Владимира Мосина. По итогам 2013-го оборот приблизился к 7 млрд рублей — «Фамилия» укреплялась в статусе одного из лидеров бюджетного ценового сегмента. Головной компанией сети стала зарегистрированная в Люксембурге Familia Trading S.a.r.l.

«Поход в магазин — это не просто шопинг, это поиск сокровищ»

Мосин отмечал, что «бизнес [дисконт-центров] процветает в США и Европе, где рост капитализации off-price-компаний зачастую выше, чем у самых успешных классических fashion-игроков». В доказательство менеджер приводил стратегию испанского конгломерата Inditex — владелец марок Zara и Pull&Bear, чтобы не нести репутационных рисков из-за продаж остатков прежних коллекций в «обычных» магазинах, запустил отдельную сеть Lefties, которая со временем также стала полноценным брендом.

Осенью 2014 года «Фамилия» провела ребрендинг, сменив вывеску на англоязычную Familia. В 2015-м компания стала членом Американской торговой палаты в России и начала поиск покупателя на пакет от 51% до 100%. Настрой у владельцев Familia тогда был не очень оптимистичный, вспоминает знакомый предпринимателей. Хотя рублевая выручка росла (до 8,5 млрд рублей в 2015-м), в долларах оборот на фоне нового кризиса и девальвации рубля снизился. «Валютный скачок, санкции и рецессия в 2015-м — казалось, что это конец. Кроме того, оба владельца хотели постоянно жить за рубежом», — рассказывает собеседник Forbes.

Советником Familia по поиску покупателей выступила инвестиционная группа «Спутник», а в числе потенциальных инвесторов назывался Дмитрий Костыгин — совладелец «Рядов», «Юлмарта», «Рив Гош» и других компаний. Переговоры шли с участием одного из основателей Familia, вспомнил Костыгин в интервью Forbes, не уточнив имени контрагента. По его словам, «продавец устал от бизнеса, который уже достиг на тот момент высоких позиций на рынке одежного ретейла». Оценочная стоимость 100% бизнеса Familia на момент переговоров приравнивалась к одной годовой выручке компании — с учетом нового курса доллара около $100 млн, говорит предприниматель. Однако он так и не сошелся по условиям с основателями Familia.

Спустя год, в декабре 2016-го, Familia объявила о продаже доли в 49,5% инвестиционному фонду Baring Vostok и банку Goldman Sachs. Сумму сделки стороны тогда не раскрыли. «Владельцы были настроены на полный выход из проекта, но мы уверяли их, что у бизнеса большой потенциал и роль основателей, которые более двадцати лет работают в индустрии, крайне важна для дальнейшего развития проекта», — признается источник, участвовавший в переговорах. Акционеров у Familia стало стало четыре, пакеты распределились примерно поровну. Компании Lavos S.a.r.l Луковникова и Paragem Assets S.a.r.l Ошкордина оставили у себя 30,3% и 20,2% соответственно.

С момента сделки ретейлер ускорился в развитии, говорит гендиректор исследовательской компании «Infoline-Аналитика» Михаил Бурмистров: «Несмотря на стагнацию продаж одежды и усиление конкуренции со стороны онлайн-гипермаркетов и маркетплейсов, Familia открывает несколько десятков магазинов в год и демонстрирует положительную динамику сопоставимых продаж».

В 2016-м средний чек в сети прибавил 20%, а выручка с одного квадратного метра — 10%. «Индикатором масштаба Familia стало отношение на международном рынке, — говорил РБК гендиректор Familia Константин Надеждин. — Мы начали конкурировать за товар известных марок с ведущими мировыми операторами off-price формата, что вызвало сначала удивление, а потом и уважение». К концу 2017 года сеть насчитывала 180 универмагов с выручкой почти 18 млрд рублей.

Влюбиться в старую жену

С представителями американской компании The TJX Companies менеджмент Familia познакомился в начале 2019 года, тогда же договорились о рабочей встрече для обмена опытом, рассказывает заместитель гендиректора Familia Светлана Можаева. TJX — один из крупнейших в США игроков в сегменте одежного ретейла, владелец брендов TJ Maxx и Marshalls в США и TK Maxx в Европе. С выручкой около $39 млрд по итогам 2018-го (+9% к предыдущему году) и сетью из 4300 магазинов по всему мира компания даже входит в список Fortune 500.

«Это не была попытка продажи. Тем более TJX не самый активный игрок на рынке слияний и поглощений: за тридцать лет существования он совершил не так много сделок», — вспоминает Можаева первую встречу. Однако постепенно интерес американцев к российской компании рос и вылился в ноябрьскую сделку. Свои доли в ее рамках сократили все существующие акционеры. Точные пропорции нового распределения долей руководство Familia не раскрывает. По словам источника, знакомого с ходом переговоров, доли проданы непропорционально: фонды продали чуть больше акций, чем основатели.

«Familia получила фантастически высокую оценку. Американцы заплатили за эффективную бизнес-модель»

TJX оценил квалификацию команды и лучшие практики международного off-price-формата, реализованные российскими коллегами, считает партнер Baring Vostok Екатерина Лукьянова. При этом у сетей TJ Maxx и Familia разные форматы, подчеркивает представитель акционера Familia: западный ретейлер в основном открывает отдельно стоящие магазины-коробки по 3000-5000 кв. м и работает на рынках с устойчивой экономикой (США, Канада, Австралия, страны Европы), а российский — открывает универмаги на 1000-1200 кв. м в торговых центрах и растет большими темпами на развивающемся местном рынке.

  • Магазины без будущего: куда и почему уходят гипермаркеты
  • Сумерки гипермаркетов: почему Metro Сash & Carry сдает позиции в России и меняет форматы

Гендиректор Familia Константин Надеждин рассказывает, что TJX проводил процедуру due diligence в несколько этапов. Американские коллеги изучали, как работает Familia в разных городах, причем не только в миллионниках, но и небольших населенных пунктах. «Бизнес-процессы в off-price-сегменте отличаются от регулярного ретейла. Мы работаем на высоких скоростях, поэтому важна грамотная закупка и распределение, быстрая продажа товара», — объясняет глава Familia. По его словам, ключевой показатель такого бизнеса — оборачиваемость — в Familia составляет порядка 60-70 дней. Средний чек — 1200-1600 рублей, трафик универмага в выходной день — 3000-4000 человек, иногда выше, перечисляет Надеждин. Конверсию и торговую наценку компании он не раскрывает. По оценке Бурмистрова из «Infoline-Аналитики», наценка превышает 100%, а рентабельность Familia по чистой прибыли составляет около 12%.

Сумма сделки с TJX — $225 млн — оказалась неожиданно высокой, признают участники рынка. «Familia получила фантастически высокую оценку (вся компания оценена в $900 млн. — Forbes) — более чем в 14 показателей EBITDA. Американцы заплатили за эффективную бизнес-модель и потенциал масштабирования сети», — говорит Бурмистров. На оценку повлияло видение стратегического инвестора: благодаря многолетнему опыту работы в сегменте американская компания представляет, как развивать off-price-бизнес в России с помощью Familia, добавляет Михаил Уржумцев, гендиректор Melon Fashion Group (befree, Love Republic и Zarina).

Желание продать 100% Familia у основателей пропало, теперь взгляд Луковникова и Ошкордина на свое детище изменился, утверждает знакомый с ходом переговоров с TJX источник. «Высокая профессиональная оценка от легендарного западного игрока заставила их снова влюбиться в проект. Это как заново влюбиться в старую жену. Они гордятся этой сделкой», — заключает собеседник Forbes.

Юрий Мильнер, 57 лет

1 из 15

Басырова Евгения для Forbes

Сергей Галицкий, 51 год

2 из 15

Артема Коротаева / ТАСС

Павел Дуров, 34 года

3 из 15

Jude Edginton / Contour by Getty Images

Андрей Андреев, 45 лет

4 из 15

Басырова Евгения для Forbes

Олег Тиньков, 51 год

5 из 15

Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images

Валентин Гапонцев, 80 лет

6 из 15

Валерия Шарифулина / ТАСС

Аркадий Волож, 55 лет

7 из 15

Alexander Zemlianichenko Jr. / Bloomberg via Getty Images

Евгений Касперский, 53 года

8 из 15

Adrian Bretscher / Getty Images for Kaspersky Lab

Татьяна Бакальчук, 43 года

9 из 15

Семен Кац для Forbes Russia

Сергей Петров, 64 года

10 из 15

Владимира Астапковича / ТАСС

Анатолий Карачинский, 59 лет

11 из 15

Валерия Шарифулина / ТАСС

Марк Курцер, 61 год

12 из 15

Артема Геодакяна / ТАСС

Николай Сторонский, 34 года

13 из 15

Басырова Евгения для Forbes

Наталия Филева, 56 лет

14 из 15

Станислава Красильникова / ТАСС

Давид Ян, 50 лет

15 из 15

пресс-служба ABBYY

Юрий Мильнер, 57 лет

Сергей Галицкий, 51 год

Павел Дуров, 34 года

Андрей Андреев, 45 лет

Олег Тиньков, 51 год

Валентин Гапонцев, 80 лет

Аркадий Волож, 55 лет

Евгений Касперский, 53 года

Татьяна Бакальчук, 43 года

Сергей Петров, 64 года

Анатолий Карачинский, 59 лет

Марк Курцер, 61 год

Николай Сторонский, 34 года

Наталия Филева, 56 лет

Давид Ян, 50 лет

Юрий Мильнер, 57 лет

Состояние: $3,7 млрд

Юрию Мильнеру всегда было интересно познавать мир — его сложность, красоту и возможности. Ради этого будущий инвестор окончил физфак МГУ, ради этого же — в 1990 году простился с наукой. Он с головой окунулся в перспективы, которые сулила стране и миру компьютерная эра, и стал пионером ИТ-предпринимательства в России. В 2001 году основанная Мильнером компания netBridge объединилась с Mail.ru. Так началась история одного из важнейших игроков отрасли — холдинга Mail.ru Group, с 2010 года котирующегося на Лондонской фондовой бирже.

В 2012-м Мильнер решил сфокусироваться на международных проектах и покинул Mail.ru Group, оставшись во главе инвестиционного фонда DST Global. Вместе с партнерами он удачно вложился в целый ряд ведущих технологических компаний, а параллельно стал уделять время и силы области деятельности, которую оставил четверть века назад — научному познанию. Вместе с Марком Цукербергом, Сергеем Брином, Присциллой Чан и Энн Вожицки инвестор основал премию Breakthrough Prize размером $3 млн. Ее лауреаты — ученые, совершившие прорывные открытия в физике, математике и биологии. Миссия проекта — стимулировать естественную тягу к познанию мира — кажется Мильнеру не менее важной, чем предпринимательские достижения: сохранять в себе любопытство — важнейшее призвание человечества, уверен самый влиятельный визионер из России.

Следующий слайд

Сергей Галицкий, 51 год

Состояние: $3,4 млрд

Создатель сети магазинов «Магнит» Сергей Галицкий разбогател не на залоговых аукционах, нефти, металлах и прочих сырьевых товарах — он всегда шел собственным путем. В 1995 году краснодарский предприниматель основал компанию «Тандер», из которой спустя пять лет вырос ретейлер «Магнит». Уже в 2011 году с сетью из 250 дискаунтеров «Магнит» стал лидером российского рынка по количеству точек.

Пока другие ретейлеры отправлялись завоевывать города-миллионники и вкладывались в супер- и гипермаркеты, Галицкий, экономя на всем, делал ставку на провинцию и строил магазины шаговой доступности в малых городах и поселках городского типа. Путь оказался настолько успешным, что в том же 2011-м «Магнит» обошел по капитализации главного конкурента — X5 Retail Group. Год спустя в интервью Forbes Галицкий говорил: «Думаю, мы никогда больше не сможем повторить таких результатов». И ошибся. В 2013-м его компания обогнала X5 по обороту и четыре года держала первенство. Лидером рынка по капитализации «Магнит» оставался до 2018 года.

Постепенно X5 вернула себе первенство по всем показателям, а «Магнит» вступил в новый период своей истории — без харизматичного основателя у руля. В феврале 2018 года Галицкий продал основную часть своего пакета в банку ВТБ. Вырученные деньги он перевел в специальный фонд и, как рассказывал Forbes знакомый с предпринимателем финансист, собирается потратить их на социальные благотворительные проекты. Главная страсть миллиардера сегодня — футбольный клуб «Краснодар», для которого Галицкий построил чудо-стадион и школу.

Следующий слайд

Павел Дуров, 34 года

Состояние: $2,7 млрд

Выпускника филфака Санкт-Петербургского государственного университета Павла Дурова часто называют «нашим Марком Цукербергом». Еще учась в вузе, он начал заниматься интернет-проектами, например, создал сайт durov.com с ответами на экзамены и вузовское сообщество spbgu.ru. Позже друг Павла, вернувшийся из США, рассказал ему про социальную сеть Марка Цукерберга. Так в конце 2006 года в России появился «свой Facebook» — социальная сеть «ВКонтакте».

Дороги сервиса и его основателя разошлись через семь лет. Дуров продал свой пакет «ВКонтакте» Ивану Таврину, тогда гендиректору «Мегафона», а сам занялся новым проектом — мессенджером Telegram. Запустить сервис для общения предприниматель задумал, еще когда работал в социальной сети, — он мечтал о безопасном способе связи на случай экстренных обстоятельств. Сегмент мессенджеров как раз бурно рос — в 2014-м Facebook поглотил лидера ниши WhatsApp за рекордные $19 млрд.

Технология шифрования переписки, которую в итоге разработал брат Павла Николай Дуров, стала главной особенностью Telegram, запущенного в 2013 году, а позднее — и причиной блокировки мессенджера на территории России. Дуров отказался предоставить ФСБ ключи для дешифровки сообщений. Но это не мешает росту популярности Telegram в России — заодно пользователи учатся устанавливать VPN. Всего в мире у мессенджера более 200 млн активных пользователей.

«Угрозы заблокировать Telegram, если мы не выдадим частные данные пользователей, ни к чему не приведут. Telegram защищает свободу и конфиденциальность», — говорил Дуров о собственной мотивации в борьбе с государством. Пользователи его поддерживают: Telegram превратился в символ «цифрового сопротивления» — на мартовский митинг за свободу интернета в Москве по призыву основателя мессенджера вышло более 15 000 человек.

Следующий слайд

Андрей Андреев, 45 лет

Состояние: $2,4 млрд

В 2017 году британская газета The Times назвала российского миллиардера Андрея Андреева, создателя приложения для знакомств Badoo, «главным мировым сводником». Badоо объединяет более 417 000 пользователей из 190 стран. А начинал Андреев с бизнеса по веб-аналитике и стоял у истоков дейтинга в России. В 2004 году он запустил сайт знакомств «Мамба». Когда в октябре 2005 года количество анкет в базе сервиса превысило 4,5 млн, создатель продал сайт инвестиционному холдингу «Финам» за $20 млн.

В том же году Андреев задумал новый проект — Badoo. В 2006-м в Испании состоялся официальный запуск проекта. Первое время предприниматель планировал конкурировать с Facebook, но в итоге отказался от идеи соцсети и сконцентрировался на знакомствах. В интервью Forbes Андреев рассказывал, что, обдумывая, как повысить эффективность знакомства в виртуальной реальности, он перестал стесняться заводить новых знакомых и в реальной жизни.

Сегодня миллиардер живет в Лондоне. Помимо Badoo он владеет долями в дейтинговых приложениях Bumble, Chappy, Huggle и Lumen. Самые большие перспективы — у Bumble. После сексуального скандала в Tinder Андреев связался с бывшим директором по маркетингу главного американского конкурента Уитни Вульф Херд и предложил ей сотрудничество. Вместе они создали «феминистское» дейтинговое приложение, куда Андреев вложил $10 млн в обмен на 79% акций. Осенью 2018 года миллиардер объявил о намерении выйти на IPO под брендом Bumble.

Андреев славится любовью к масштабным вечеринкам. Летом 2018 года он задумал перезнакомить всех русских в Лондоне. В общей сложности вечеринка обошлась ему в $185 000 (£140 000), из них почти £30 000 ушло на кейтеринг — предприниматель лично выбирал еду и повара.

Следующий слайд

Олег Тиньков, 51 год

Состояние: $2,2 млрд

Вступительное слово к автобиографии Олега Тинькова «Я такой как все» в 2010 году написал британский миллиардер Ричард Брэнсон. Придумать более подходящего рецензента было сложно — настолько близки отправные точки предпринимателей в большом бизнесе: Брэнсон в 1970-х запустил в лэйбл звукозаписи Virgin Records, а Тиньков в середине 1990-х — «Шок Records». Но если из компании британца выросла целая бизнес-империя, то затея россиянина была больше «для души».

Впрочем, на этом сходства с Брэнсоном не заканчиваются. Как и основатель Virgin, Тиньков на протяжении всей карьеры поддерживал скандальный, но яркий имидж. И пока другие лидеры списка Forbes делили алюминиевые заводы и нефтяные вышки, «пацан из Сибири», как Тиньков называет сам себя, создавал альтернативный образ российского предпринимателя. А попутно учился продавать: сначала товар потребителю, затем бизнес — крупным игрокам. Масштаб проектов Тинькова при этом постоянно рос.

Скандальные эротические рекламы, вымышленная биография предка, якобы поставлявшего пиво императорскому двору с XVII века — все работало на руку бизнесмену. Марку пельменей «Дарья» он продал за $21 млн Роману Абрамовичу, пивоваренный бизнес — за $260 млн гиганту InBev. А 34% акций своего банка «Тинькофф Кредитные Системы» (сегодня Тинькофф Банк) — первого в России без отделений — за $1,1 млрд во время IPO в Лондоне.

О желании стать банкиром Тиньков впервые объявил на острове Неккер, принадлежащем все тому же Брэнсону. У российского миллиардера своего острова пока нет, зато его увлекает другая амбициозная идея — построить первый частный ледокол, который мог бы ходить у берегов Арктики.

Следующий слайд

Валентин Гапонцев, 80 лет

Состояние: $2 млрд

В 2010 году Международное общество оптики и фотоники SPIE включило Валентина Гапонцева в список 28 выдающихся мировых ученых в области лазерной физики, техники и технологии, составленный по случаю 50-летнего юбилея изобретения лазера. Среди коллег-физиков Гапонцева выделяет одно обстоятельство — состояние в $3 млрд, благодаря которому он занимает 39-е место в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России и 1281-е место в глобальном рейтинге Forbes.

В 1990-х Гапонцев основал корпорацию IPG Photonics, которая производит волоконные лазеры большой мощности и контролирует около 80% рынка. История успеха началась еще в СССР, когда выпускник Львовского политехнического института, ведущий научный сотрудник и руководитель лаборатории Института радиотехники и электроники АН СССР Валентин Гапонцев основал в подмосковном городе Фрязино производство, основанное на собственных научных идеях. Сегодня транснациональная группа IPG включает компании, базирующиеся в нескольких странах.

Гапонцев давно не живет в России и тем не менее стал фигурантом «кремлевского доклада» Минфина США. Репутационный ущерб он оспаривает в судах.

Следующий слайд

Аркадий Волож, 55 лет

Состояние: $1,4 млрд

24 мая 2011 года сооснователь поисковика «Яндекс» Аркадий Волож покинул здание биржи NASDAQ на Times Square в Нью-Йорке долларовым миллиардером. Размещение акций компании, которую он с Ильей Сегаловичем создавал почти 20 лет, прошло по верхней границе ценового диапазона. Инвесторы оценили «Яндекс» в $8 млрд. В первый же день торгов акции подорожали на 55%. «Яндекс» и его владельцы привлекли $1,3 млрд — на тот момент это был второй после IPO Google результат для интернет-компаний.

Сегодня «Яндекс» — самая дорогая компания рунета, она стоит $10,7 млрд. В интервью Forbes Волож рассказывал, что он превращает бизнес в экосистему, где вырастают новые сервисы, которые начинают подпитывать весь «организм» не только финансово, но и технологически. Пока получается: «Яндекс» окружают нас повсюду — под брендом работают поисковик, сервис вызова такси, доставка еды, маркетплейс и многое другое. Компания важна и как медийный игрок — она давно превосходит российские телеканалы по охвату и уже занялась производством собственного контента.

Следующий слайд

Евгений Касперский, 53 года

Состояние: $1,3 млрд

Евгений Касперский заинтересовался вирусами еще в 1987 году, когда не только интернет, но и компьютеры были в нашей стране экзотикой. За три десятилетия он стал ведущим мировым экспертом в своей области: «Лаборатория Касперского» конкурирует за глобальный рынок антивирусов с такими гигантами, как McAfee (ныне Intel) и Symantec. Касперский — выпускник Высшей школы КГБ — мало похож на хрестоматийный образ компьютерного гения из Кремниевой долины. Однако именно он — один из немногих успешных российских интернет-предпринимателей, кто начинал деятельность с непосредственной разработки коммерческих программных продуктов.

«Лаборатория» была основана в 1997 году. Продукты компании стали популярны в России, а затем и в США, Европе и Юго-Восточной Азии. В 2015 году компания стала партнером Киберпола — сингапурского отделения Интерпола, занимающегося расследованием киберпреступлений. Личное состояние Касперского оценивается в 1,4 млрд, ему принадлежит 82,7% акций.

Касперский — один из тех, кто не просто меняет технологический ландшафт всего мира, но и заботится о том, чтобы Россия не выпала из инновационной повестки. В 2017 году «Лаборатория» запустила «Математическую вертикаль»: в рамках проекта в московских школах откроются 300 классов, в которых учащиеся 7-9 классов будут углубленно заниматься математикой.

Следующий слайд

Татьяна Бакальчук, 43 года

Состояние: $1 млрд

История второй женщины-миллиардера из России, основательницы крупнейшего в стране онлайн-магазина Wildberries началась с выхода в декрет. Заниматься прежней деятельностью — репетиторством на дому — молодая мать не могла, поэтому решила торговать одеждой по немецким каталогам Otto, которые в «нулевых» были крайне популярны. В 2004 году появился отдельный сайт по продаже одежды и обуви — Wildberries. «Первым капиталом был труд и поддержка семьи», — вспоминала Татьяна Бакальчук. Она хоть и является владельцем 100% компании, роль своего супруга Владислава всегда подчеркивает.

Первый сайт стоил Бакальчукам $700 плюс еженедельная реклама в интернете. Бизнес быстро рос, и в 2005 году компания перебралась в более просторный офис, наняла программистов, операторов колл-центра и курьеров.

До появления Wildberries одежда в рунете практически не продавалась, KupiVip и Lamoda появились значительно позже. Опередить конкурентов с иностранными акционерами и бюджетами в миллионы евро Бакальчукам помогла бесплатная доставка, которая распространялась на все заказы и стала важным преимуществом для покупателей из регионов. Сегодня Wildberries можно назвать маркетплейсом с собственным складом и логистикой. В интернет-магазине продается одежда, обувь, электроника, мебель, книги, спортивные и детские товары. Выручка компании в 2018 году составила $1,7 млрд. В марте в сети появились косвенные свидетельства готовности Wildberries выйти на первый для себя зарубежный рынок — в Польшу.

Следующий слайд

Сергей Петров, 64 года

Состояние: $1 млрд

Основатель «Рольфа», крупнейшего в стране автомобильного дилера, в 1982 году в звании майора был уволен из Советской Армии за антисоветскую деятельность. Уже тогда он был уверен, что СССР развалится вместе с плановой экономикой, только не мог предсказать, когда это произойдет. Строй в итоге рухнул через десять лет, и в России начали строить капитализм. Сергей Петров к этому времени получил второе высшее образование по специальности «экономика труда», и получил первые «рыночные» навыки в автопрокатном подразделении СП «Розек».

В 1991 году он начал строить собственный бизнес по продаже автомобилей, доказывая, что зарабатывать капитал в стране можно честно, открыто и независимо. «Рольф» первым внедрял западные технологии продаж, быстро выбился в лидеры рынка и удерживает эту позицию до сих пор. В 2007 году Петров стал депутатом Госдумы с мечтой возродить в стране политическую конкуренцию. Но в 2016-м ушел из парламента, смирившись с тем, что независимый одиночка не может добиться успеха внутри вертикали власти.

Петров снова, как и в поздние советские годы, наблюдает, как деградирует система управления страной, и прогнозирует ей ту же судьбу, что и Союзу. Самому предпринимателю остается только наблюдать за этим процессом со стороны и развивать бизнес. Выручка «Рольфа» в 2018 году достигла 245 млрд рублей.

Следующий слайд

Анатолий Карачинский, 59 лет

Состояние: $900 млн

Президент IBS Group Анатолий Карачинский увлекся компьютерами еще в студенчестве: вместе с преподавателем он написал книгу «Персональные компьютеры», которая стала в 1980-х, на заре компьютерной эры в СССР, довольно популярной. Логичным продолжением была предпринимательская карьера: Карачинский стал директором австрийской компании Prosystem, поставлявшей в Россию персональные компьютеры.

Вполне стандартное начало для многих технологических стартаперов того времени. Однако большие бизнесы смогли создать лишь те, кто вышел за пределы круга «купи-продай». Карачинский занялся системной интеграцией — настройкой работы разнообразных программ и аппаратного обеспечения. Для IBS фокусом стали банковские финансовые системы. В частности, работу первых банкоматов в России обеспечивала именно компания Карачинского. Бизнес хорошо рос и умел дружить с государством: в 2015 году активы компании были переведены в российскую юрисдикцию после выступления Владимира Путина, в котором президент призвал бизнес заканчивать с офшорами.

Однако ориентация только на отечественный рынок не смогла бы принести Карачинскому состояние в $900 млн. Еще в 2000 году руководитель IBS задумался о диверсификации бизнеса и занялся программированием под заказ для западных компаний (первым клиентом стал Boeing). Позже этот бизнес был выделен в отдельную компанию Luxoft, которая в начале 2019 года была продана DXC Technology за $2 млрд.

Следующий слайд

Марк Курцер, 61 год

Состояние: $550 млн

Прежде чем превратиться в известного предпринимателя, Марк Курцер стал знаменитым врачом. В 37 лет он был уже руководителем крупнейшего в столице роддома, а в 46 лет — главным специалистом по акушерству и гинекологии Москвы.

В 2001 году неподалеку от Центра планирования семьи, в котором работал Курцев, на заемные деньги врач начал строить свой первый Перинатальный центр. В 2006 году центр пустили в эксплуатацию. Бизнес оказался настолько удачным, что после запуска проблем с выплатой долга не возникало. Другим источником дохода было поставленное на поток экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).

В 2010 году Курцер расплатился с кредитами, а через год начал развивать сеть клиник. Еще через год его компания «Мать и дитя», состоящая из десятка клиник и двух роддомов, провела IPO в Лондоне. Инвесторы оценили ее в $900 млн и купили примерно треть акций. А Курцер проводил операции даже во время road show.

До него примеров вывода российских медицинских компаний на рынок не было. Сейчас у сети пять высокотехнологичных госпиталей и 35 клиник в 25 городах. В начале марта 2019 года капитализация компании на Лондонской бирже составляла $361 млн.

Следующий слайд

Николай Сторонский, 34 года

Состояние: $500 млн

Сооснователь и гендиректор платежного сервиса Revolut, бывший трейдер Николай Сторонский уверен, что современные банкиры живут в XIX веке и не понимают, как построить технологическую компанию. Сам он считает, что за автоматизацией будущее финтеха. Сторонский вместе с командой придумал мобильное приложение, интегрированное с мультивалютной дебетовой картой, в 2014 году. Revolut позволяет конвертировать средства из одной валюты в другую по межбанковскому курсу, обменивать криптовалюты и совершать бесплатные денежные переводы в любую точку мира.

В 2006 году выпускника физтеха и РЭШ Сторонского пригласили на стажировку в печально известный банк Lehman Brothers в Лондон, где он проработал трейдером вплоть до краха финансового гиганта в 2008 году. Далее было лондонское отделение Nomura и, наконец, банк Credit Suisse, в котором Сторонский задержался на пять лет. В январе 2014 года он уволился с работы, чтобы заняться разработкой Revolut. Теперь сервис используют 4 млн человек по всему миру, а оценка компании составляет $1,7 млрд.

В интервью Forbes Сторонский признавался, что ему не раз предлагали продать Revolut, но он никогда не рассматривал этот сценарий всерьез. «Продавать неинтересно. У компании пока очень большой потенциал», — объясняет предприниматель. По его словам, если потребует бизнес, он сможет жить в любой стране мира.

Следующий слайд

Наталия Филева, 56 лет

Состояние: $500 млн

Наталия Филева и ее муж Владислав занялись авиационным бизнесом в 1990-х, когда приобрели пакет акций новосибирской авиакомпании «Сибирь». Этот перевозчик, известный теперь как S7 Airlines, давно вышел за пределы новосибирского региона и является второй после «Аэрофлота» авиакомпанией страны с разветвленной маршрутной сетью. В 2018 году S7 Airlines перевезла 11,6 млн человек.

Довольно часто авиакомпания становится пионером новых технологий в отрасли. Именно S7 первой в России в 2005 году начала продавать билеты в интернете. В 2016 году компания вместе с Альфа-банком также успешно провела первую в стране сделку с использованием технологии блокчейн.

Бизнес Филевых уже вышел за пределы одной авиакомпании. У них есть еще один перевозчик — «Глобус», а также розничная сеть по продаже авиационных, железнодорожных билетов, туристических путевок, авиационный учебный центр и инжиниринговый холдинг по техническому обслуживанию воздушных судов.

Недавно у группы появилось новое перспективное направление бизнеса — космическое. Филевы приобрели плавучий космодром «Морской старт» в акватории Тихого океана. В 2019 году S7 Group превратилась в S7 Airspace Corporation.

Следующий слайд

Давид Ян, 50 лет

Состояние: $500 млн

Согласно легенде, первая бизнес-концепция пришла к Давиду Яну на скучном занятии по французскому языку: он осознал, насколько удобнее было бы вместо громоздкого бумажного словаря пользоваться электронным. В 1990 году студент физтеха сделал окончательный выбор между физикой и бизнесом: вместе с коллегой начал работу над электронным словарем Lingvo, взяв взаймы 3000 рублей у Центра научно-технического творчества молодежи. А затем возникла система распознавания текста ABBYY FineReader — продукт, превзошедший зарубежные аналоги и завоевавший всемирную популярность.

Сегодня ABBYY — мировой разработчик решений в области интеллектуальной обработки информации и лингвистики с офисами в 11 странах, продуктами которого пользуются более 50 млн пользователей.

Личное состояние Давида Яна оценивается в $0,5 млрд. Предприниматель признается, что предпочел бизнес физике ради того, чтобы зарабатывать деньги. А вот деньги, по его словам, нужны затем, чтобы менять мир. Инициативы Яна в этой области разнообразны и порой причудливы, от образовательного проекта и экспериментальной школы Ayb в родном Ереване до сети ресторанов и книги по здоровому питанию, написанной лично. Тем временем продукты ABBYY, Plazius и других созданных предпринимателем компаний меняют мир информационных технологий и имидж российского бизнеса.

Следующий слайд

Источник


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Редакция бизнес-журнала - B-MAG.ru Мы публикуем материалы о бизнесе и деловой жизни, предпринимательстве и стартапах, инвестициях, бизнес идеях и технологиях. /Business life today – деловая жизнь сегодня/

Новые комментарии:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 + один =

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals