«Легко проглотить, трудно усвоить»: живопись в эпоху фальшивых новостей

1 min


Интервью Шарлотты Янсен. «Для меня очень важно быть увлеченной происходящим в данный момент», – говорит Нина Шанель Эбни. Эта молодая афроамериканская художница использует в своих работах символику, исследуя расы, поп-культуру и политику. Нина впитывает бешеный ритм Инстаграм и политический хаос своей страны, затем направляет все это в свой собственный бренд напористой поп-живописи.

Эбни уже идет на поправку после гриппа, когда мне, наконец-то, удается ее поймать. Вирус свалил ее после особенно интенсивного периода открытия параллельных музейных выставок на противоположных концах восточного побережья: «Флеш-рояль» в нью-йоркском Музее искусств Нойбергер и «Неон» в Нортонском музее искусств, Флорида. «Флеш-рояль» открылся первым в конце февраля, являясь по сути ретроспективой работ, выполненных художницей за последние десять лет.

И хотя Нине всего лишь слегка за тридцать, за это время в США произошло много событий: от первого черного президента до худшего, но пока еще президента-олигарха, от «Black Lives Matter» — интернационального движения активистов, выступающих против насилия в отношении чернокожего населения, до самого смертоносного массового расстрела в американской истории.

Эбни выставляла свои работы в галерее Уитни, Джека Шамана и в галерее Cravats Wehby в Челси. В феврале этого года, художница провела свою первую персональную выставку в Музее искусств Nasher в Университете Дьюка в Дареме, штат Северная Каролина. На выставке было представлено около 30 картин и коллажей художницы, написанных ею за последние 10 лет.

Как заявила сама Нина, ее политически заряженные картины в духе модерна, иногда растягивающиеся до размеров рекламных щитов, «легко проглотить, трудно усвоить», и как только вы познакомитесь с ее закодированным визуальным языком, вы поймете, почему это так. Снова встав на ноги и вернувшись в студию, художница из Чикаго объясняет, что для нее важнее всего.

Ваша работа стала откликом на различные события в американской политике. Насколько важно для вас то, что происходит сейчас в Соединенных Штатах?

Это очень важно, чтобы я была вовлечена в то, что происходит именно в момент создания произведения. Мой интерес заключается в том, чтобы выплескивать на полотно всю случайную, противоречивую информацию, которую мы ежедневно воспринимаем, и объединять ее в нечто, представляющееся связным повествованием. После чего моя работа становится как-бы капсулой времени, но также является и чем-то сохраняющим свою актуальность. Поэтому ее в любой момент можно использовать в качестве справочного материала, чтобы помочь нам понять, поставить под сомнение или проанализировать настоящее с разных точек зрения.

Вы черпаете вдохновение из разных ситуаций. Меня, в частности, интересует, как культура социальных медиа повлияла на ваши недавние произведения и на ритм ваших работ?

Социальные медиа предсказуемы и вместе с тем непредсказуемы. Они открывают нам различные перспективы. Они обрушивают на нас безумное количество информации каждый день. Мое творчество и мои работы пытаются имитировать то беспокойство и некое хаотическое безумие, которое возникает в результате информационной перегрузки.

Вы также рисуете на улице, часто делая большие фрески … Что было самым странным из случившегося с вами во время рисования?

Из того, что я могла-бы вспомнить, ничего действительно странного не происходило. Но когда я занимаюсь проектами на открытом воздухе, часто люди предполагают, что мой студийный ассистент, мужчина, является собственно создателем фрески, а я – лишь его помощником. Определенно, есть женщины, которые делают большие наружные инсталляции или рисуют, но, к сожалению, мы этого не видим за тем, что делают художники-мужчины, особенно в мире фресок и граффити. По крайней мере, я надеюсь, что использую любые имеющиеся у меня возможности для создания большей видимости женщин-художников, странных художников и художников с различным цветом кожи.

Можете ли вы рассказать мне о вашем отношении к творчеству Ромара Бердена и о том, как вы разработали некоторые из своих стилей и техник на основе его методов?

В 2011 году Музей-студия Гарлема попросил меня создать коллаж для их трехэтапной выставки под названием «The Bearden Project». Это исследование работы Ромара Бердена и, в частности, его коллажей, определенно повлияло на мою технику наложения слоев и создания упрощенных изображений.

Искусство коллажа также помогло мне намного глубже изучить абстракцию и, в конце концов, даже заставило меня порыться в силуэтах Анри Матисса.

Какова, по вашему, основная задача искусства?

Для меня искусство функционирует как зеркало. Конечная цель искусства – заставить зрителя мыслить иначе, остановиться и не торопиться, чтобы противостоять своим собственным предвзятым представлениям о жизни.


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals