Секрет «Вдовы Клико»: как закон о вине повлияет на рынок

1 min


Какая стоимость вина неприемлема для свидания с женщиной, что полюбили пить французы, кому выгодна интернет-торговля алкоголем и какую проблему не решил закон о виноделии в РФ? Ответы на эти и другие вопросы дал в интервью «Газете.Ru» Вадим Дробиз, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА».

— Что изменил закон о вине с точки зрения качества продукции?

— Ничего не изменил. Это на мой дилетантский взгляд, хотя я в винной отрасли уже более 25 лет.

— Поясните, пожалуйста…

— Давайте посчитаем. В России в прошлом году вина произвели 33 млн декалитров, игристых вин — 13 млн декалитров, почти 30 млн декалитров винных напитков и еще 3 млн декалитров коньячных дистиллятов. Итого почти 80 млн декалитров.

Но в России урожай винограда позволяет получить максимум 33 млн декалитров вина. Еще 12 млн декалитров было завезено по импорту.

Получается, виноматериала хватает на то, чтобы произвести 45 млн декалитров вина. А всего готовой продукции почему-то произвели 81 млн декалитров. При этом закон о вине запрещает — через 3 года после вступления в силу — импорт виноматериала.

— Что будет через три года, когда закон вступит в полную силу и импортный виноматериал запретят ввозить в Россию?

— Российских виноградников все больше в последние годы. Они дают новый дополнительный урожай. Но все равно нам через 3 года не будет хватать 20-30 млн декалитров виноматериала.

В итоге российский рынок винодельческой продукции просто урежется в два раза и все. Либо этот объем будет замещен фальсификатом.

Сегодня нам рассказывают сказки о том, что большую часть вина делают из импортного виноматериала. Откуда же большую, если его всего 15% на рынке от готовой продукции?

Завозят баржами

— Говорили, что виноматериал из-за рубежа баржами завозят, что стало одним из поводов для этого запрета.

— Закон о вине однозначно принят в интересах российских виноделов. Просто надо было сесть и посчитать, сколько лет нам еще будут нужны импортные виноматериалы. А они нужны как минимум, до 2030 года.

— Тогда откуда взялась эта цифра — запрет зарубежных виноматериалов через 3 года?

— Потому что у чиновников, и кто там еще был в рабочей группе по подготовке закона, не было мозгов и цифр реальных. Да, вот так и можете написать. Закон о вине родился за 2 месяца всего. Непонятно, откуда текст взяли вообще. От новых крымских владельцев виноградников?

Закон в целом революционный, прогрессивный. Но в некоторых моментах носит волюнтаристический характер. В частности, в том, что касается виноматериала. Это все понимают, в том числе, в Минсельхозе. Сейчас пытаются это исправить. Виноматериала не хватает. Государство должно было через три года не прекратить импорт виноматериала, а наоборот, способствовать его закупкам. В 3 раза, как минимум.

— Зачем?

— Чтобы вытеснить фальсифицированные российские виноматериалы с рынка.

— Импортный виноматериал смог бы вытеснить фальсифицированный?

— Конечно. Почему вообще борются с импортным виноматериалом, пытаются его запретить? Потому что он дешевле российского, и при этом качественный.

— Закон о вине принят, но откровенная бормотуха не исчезла с прилавков. В чем проблема?

— В России примерно 50 млн человек — это нищие и очень бедные. Если делать хорошую продукцию, то она будет дорогая. Это, кстати, касается не только вина. Наличие фальсифицированного вина, игристого, винных напитков разного рода — это и есть социальный продукт для бедных.

— Вино — не хлеб, не молоко, не сахар…

— Но оно соцпродукт. Я просто слежу за тем, что «Роскачество» проверяет. Водка и сушки, как ни странно, не получают замечаний никогда.

— А вино? Травится народ?

— Российская фальсифицированная винная продукция и нелегальная винная продукция безопасна для здоровья.

Такое вино можно пить спокойно десятилетиями, от него не отравишься и ничего страшного не случится.

Да, разбавлено, да, ненатуральное… Древние греки только так и пили вино – в разбавленном виде.

— Делали концентрированное сначала, потом разбавляли…

— И сейчас в России нечто, то, что в обычно бутылках бывает, не является тем, что написано на этикетке.

«20 ароматов Булонского леса»

— Я, если покупаю вино, всегда внимательно читаю этикетки. Но там пишут все, что угодно, плюс много всего мелким шрифтом. Это не та информация, из которой можно было бы составить мнение о качестве…

— Есть обязательный перечень информации, который должен быть на этикетке и контрэтикетке. Этот перечень на всей продукции присутствует.

— Если в магазине акцизная марка на бутылке вина проходит через контрольно-кассовый аппарат – это гарантия качества или нет?

— Нет, это гарантия легальности. Прошла бутылка через кассу магазина – это всего лишь говорит о том, что с нее уплачен акциз.

— Не считаете ли вы нужным унифицировать надписи на этикетке, контрэтикетке, чтобы потребитель сам мог сделать осознанный выбор?

— Потребитель все равно ничего в этом не понимает. На этикетке можно написать что угодно, это не поможет, поскольку внимательно изучают этикетку 10-15% от общего количества потребителей. Все остальные выбирают исходя из цены. И так делают не только в России.

Дорогое вино в мире занимает максимум 15%. Это продукт для пижонов. Все остальное — это массовый продукт.

В России вообще вино, настоящее, – это продукт не для нищих. Бедные пьют винные напитки.

— А может ли в домашних условиях потребитель определить качество вина?

— Нет, не может.

— Народные какие-то способы работают?

— Никаких способов. Я вам больше скажу, много раз зарубежные журналисты устраивали слепые дегустации. Или еще хуже: дешевое вино наливали в бутылки из-под дорогого, а дорогое — в дешевые. И даже специалисты терялись. Вино — это про психологию и романтику.

В большей степени вкус, аромат и все остальное — не в самой бутылке, а в голове потребителя, обстановке, в которой он это вино пьет. Вот это важно на 90%, когда пьешь вино.

А для узкого круга ценителей выдумывают маркетологи «20 ароматов Булонского леса», прошлогодней листвы аромат… Но это для узкого круга эстетов, для создания дополнительной маржинальности вина.

Потребление вина в России растет

— Россияне в последние годы меньше не стали вина пить?

— Потребление вина незначительно, но выросло в прошлом году. На пару процентов был рост по категории игристых вин, на столько же – тихим винам. И это несмотря на то, что я называю демографическим винным кризисом: у нас сегодня женщин в возрасте от 22 до 30 лет в два раза меньше, чем было 10 лет назад.

Вино в России пьют в основном женщины от 20 до 45 лет. Эта группа сокращается численно, но при этом мы видим рост потребления вина.

Это успехи рекламных кампаний.

— А мужчины вносят вклад?

— Мужики вина почти не пьют — на них приходится не более 10% от всего потребления вина в России.

— А возрастной срез как выглядит?

— Основные потребители вина среди женщин — это молодежь, а среди мужчин, наоборот, старшее поколение.

— А разве не по восходящей идет потребление? По градусам.

— Объясняю. Молодежь, например, лет 17-18, что пить начинают? Пьют пиво. И слабоалкогольную продукцию. До 25 лет мужик пьет пиво. С 25 лет у него что-то в мозгу проясняется. На вино он точно не переходит, может быть, несколько процентов россиян всего таких. А 25-летний начинает переходить на крепкое.

Кто-то остается в пиве, конечно, но сформировавшаяся мужская особь 28-29 лет обычно предпочитает крепкий алкоголь. Ну и небольшой процент — вино. Активное потребление крепкого алкоголя идет до 50-55 лет. Вот такой мужской портрет.

— А потом, после 55?

— А потом — что здоровье позволит. Но это точно не вино, если мы говорим о массовом российском потребителе.

— Какая структура потребления крепкого алкоголя?

— От уровня доходов зависит. На первом месте водка с огромным отрывом от всего остального — на нее приходится 75% потребления крепкого алкоголя. На втором месте — коньяк. Остальное – виски, коньяк, ром, джин, текила и прочая продукция.

— У европейцев гендерная и возрастная ситуация похожа на российскую?

— Там другие тренды. Например, в Южной Европе в 3-4 раза сократилось потребление вина за последние 70 лет. И в мире за тот же временной промежуток вино больше пить не стали, рынок не вырос. В то же время потребление пива за это время выросло в 4 раза.

— Какова причина?

— На это повлияло то, что люди стали меньше работать физически, на улице. А также автомобилизация.

Я еще обычно говорю так: снизился романтический дух, а вино — это романтика. Но даже во Франции сейчас пива пьют больше, чем вина.

— Не может быть…

— Да, представьте себе. Франция — это вообще рекламная страна. Страна — реклама, глянцевый журнал. Они только создают образ романтический.

В чем секрет «Вдовы Клико»

— Вы заметили, что российские вина в последние месяцы подешевели?

— После присоединения Крыма цены на вино из этого регион сначала завысили очень мощно. Крымские вина занимали до 2014 года 6-7% российского винного рынка, сейчас — 15-16%. Раньше половину Украина выпивала, половина шла на экспорт. Сейчас все, что шло в Украину, идет в Россию. Теперь, когда к крымским винам уже привыкли, цены стали снижаться.

— А что за метаморфоза произошла с грузинскими винами? Когда в очередной раз их разрешили поставлять в Россию, выяснилось, что они неадекватно дорогие…И к ним пропал интерес.

— С грузинским вином все великолепно. Его доля и импорт в Россию с каждым годом растет. Я предполагал, что в 2019 году роста не будет, но он составил 7-8%. В итоге грузинское вино занимает на российском рынке среди импортного вина лидирующие позиции, несмотря на высокую цену.

Дешевого грузинского вина в России действительно нет. Все дорогое.

— Сейчас обсуждается снятие запрета на интернет-торговлю алкоголем…

— Там много нелегального вина, много суррогатного. Если узаконят интернет-торговлю алкоголем, будет нормальный канал сбыта.

Кроме того, сегодня малые виноделы не имеют возможности попасть в крупные розничные сети. А вот в интернете они смогут продаваться, и каждый сможет купить качественное российское вино фермерское (гаражное). Это — главный плюс разрешения интернет-торговли вином.

— Где сейчас больше фальсификата? В магазинах или в интернете?

— В интернет-торговле больше. Но интернете будет продаваться несколько процентов всего. В общепите продается всего 5% алкоголя. А в интернете сегодня продается доля одного процента. Разрешат интернет-торговлю, будет там 2%.

— Самая распространенная в России ценовая категория вина — от 300 до 1000 рублей. Как-то отличается качество?

— Вино за $1000 у производителя стоит $10 максимум. Все, что сверх этого, — реклама, чтобы заставить вас денежки выложить.

— Себестоимость «Вдовы Клико» тоже $10?

— Думаю, даже дешевле. А что там такого-то? Золотые унитазы для рабочих включены в цену? Виноград — он и есть виноград. Этим виноградникам сотни лет, все затраты уже отбиты. Огромные деньги были вложены в бесконечный пиар, рекламу, маркетинг. Но сама себестоимость производства невысока.

Но вот если вы спросили бы меня, что купить, российское вино за 300 руб. или импортное за 600…

— Каким бы был ответ?

— Я бы выбрал российское за 300. Потому что оно недооценено.

— А в каком случае импортное стоит покупать? За какую цену?

— Импортное вино покупает человек с амбициями, но без знаний о вине. Вино все равно выпьет женщина. Представьте, идете вы на свидание, вы купите бутылку российского вина за 350 рублей?

— Нет.

— Вот и все. Вот и весь секрет импортного вина.

Источник


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Редакция бизнес-журнала - B-MAG.ru Мы публикуем материалы о бизнесе и деловой жизни, предпринимательстве и стартапах, инвестициях, бизнес идеях и технологиях. /Business life today – деловая жизнь сегодня/

Новые комментарии:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + десять =

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals