В «Сколково» оценили потери ТЭК из-за пандемии и падения цен на нефть

1 min


Российская экономика может потерять до 13% в год только из-за удара, который пандемия коронавируса нанесла нефтегазовым и энергокомпаниям, подсчитали в «Сколково». Цены на нефть останутся низкими, а электричество может подорожать

Радикальное падение спроса и цен на энергоресурсы, вызванное пандемией COVID-19, обернется для России падением ВВП на 5–13%, подсчитали эксперты Центра энергетики Московской школы управления «Сколково». Об этом говорится в исследовании «Коронакризис: влияние COVID-19 на ТЭК в мире и в России», копия которого есть у РБК.

Эти цифры не учитывают непосредственное влияние коронавируса и ограничительных мер по борьбе с ним. 24 апреля Центральный банк в первом официальном прогнозе снижения всей российской экономики на фоне пандемии оценил падение валового внутреннего продукта в 2020 году в 4–6%.

ВВП снизится вслед за сокращением инвестпрограмм, заказов смежным отраслям и бюджетных платежей со стороны нефтегазовых и энергетических компаний, отмечают эксперты Энергетического центра «Сколково». Больше всех пострадают нефтяники, но проблемы грозят и другим: газовые компании могут столкнуться с проблемой привлечь финансирование на новые проекты, производители электроэнергии и тепла — с дефицитом оборотных средств и ростом аварийности.

Доходы от экспорта нефти упадут в 2,5 раза

По оценкам Энергоцентра «Сколково», глубина кризиса на нефтяном рынке в 2020 году для глобальных и российских компаний будет зависеть от двух факторов — как сильно упадет спрос на нефть (на 8 млн или 11 млн барр./сутки) и насколько строго будут соблюдать договоренности участники сделки ОПЕК+ (крупнейшие из них — Саудовская Аравия и Россия), договорившиеся о снижении добычи на 9,7 млн барр. с 1 мая, и государства, решившие сократить добычу добровольно (США, Канада и др.). В сумме сокращение должно составить около 20 млн барр./сутки. Возможны три варианта: полное выполнение обязательств; ОПЕК+ соблюдает квоты, а остальные сокращают меньше, чем обещали; на рынке снова начинается война всех против всех.

На основе этих факторов эксперты рассматривают три сценария:

  • Даже в самом оптимистичном цена Urals не превысит $32 за баррель (в пятницу, 24 апреля, Urals торговался по $16,39 за баррель в северо-западной Европе), а доходы России от экспорта нефти упадут в 2,5 раза по сравнению с 2019 годом — с $124 млрд до $49 млрд. При этом варианте низкие цены на нефть в основном бьют по бюджету, но для нефтяных компаний ситуация пока комфортная.
  • При промежуточном сценарии — если спрос падает на 11 млн барр. и не все страны соблюдают соглашение — Urals подешевеет до $20–22 за баррель, экспортные доходы упадут вчетверо до $30 млрд, а новые нефтяные проекты окажутся на грани рентабельности. Ранее министр энергетики Александр Новак оценивал себестоимость добычи нефти на старых месторождениях в России до $7 за баррель, а на новых месторождениях — в $15–20 за баррель.
  • В худшем сценарии производители, несмотря на масштабное падение спроса, вновь увеличивают добычу нефти и развязывают войну за рынки сбыта. Urals дешевеет до $13–15 за баррель, экспорт нефти падает на рекордные 3 млн барр./сутки, что вынуждает компании еще больше сокращать добычу. В этом случае экспортные доходы России рухнут в почти в 11 раз, до $12 млрд. Федеральный бюджет лишится трети всех доходов в виде экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и большей части НДПИ (6,8 трлн руб. в 2019 году). Новые нефтяные проекты начнут работать в убыток, действующие окажутся на пороге рентабельности.

Сценарий новой нефтяной войны всех против всех будет катастрофой для рынка, но пока выглядит маловероятным, поделилась мнением с РБК эксперт Энергоцентра «Сколково» Екатерина Грушевенко. Он возможен в случае, если отдельные страны не будут выполнять соглашение и Саудовская Аравия решит увеличить производство и таким образом наказать провинившегося, а заодно и весь рынок. Так произошло в марте, когда Россия отказалась дополнительно сокращать добычу в рамках предыдущей сделки ОПЕК+, а Эр-Рияд обещал нарастить поставки нефти на более чем 25% и обещал покупателям скидки. Но эта война вновь будет короткой, так как хранилища нефти почти заполнены, заключает Грушевенко. По ее словам, если исключить этот сценарий, максимальное падение ВВП России в 2020 году может составить не 13%, а максимум 10%.

Почему 2020 год будет тяжелым

Несмотря на сокращение добычи, на некоторое время в мире может сохранится жесткая ценовая конкуренция: производители не готовы терять еще и долю на схлопнувшемся рынке. Саудовская Аравия так и не отменила скидку в более чем $10 на баррель к Brent для Европы. Это давит на цену Urals, который здесь обычно продается со скидкой в $3–5 на баррель к корзине легких североморских нефтей (North Sea Dated, учитывает и цену на Brent на физическом рынке), но в конце прошлой недели неожиданно стал дороже эталона.

России придется быстро сократить добычу. В мае—июне у российских компаний будут самые большие объемы сокращения относительно марта 2020 года — 1,8 млн барр. против 1,2 млн барр./сутки у Саудовской Аравии. В итоге в 2020 году добыча нефти в России снизится на 45 млн т до 515 млн т (с учетом газового конденсата). Государству, возможно, придется изменить действующее налогообложение, чтобы нефтяники не выводили из эксплуатации наиболее эффективные месторождения, которые пока не получают налоговые льготы.

Газовые цены на минимуме, усиление конкуренции в России

Газовая отрасль в мире пострадала от пандемии меньше, чем нефтяная. Спрос на газ, в основном, формируют промышленность, электроэнергетика и домохозяйства, которые из-за карантинов пострадали не так сильно, как транспорт — основной драйвер спроса на нефть и нефтепродукты.

Тем не менее в 2020 году спрос на газ сократится на всех рынках, в Европе и Китае падение составит 30 млрд и 20 млрд куб. м соответственно. В результате экспорт «Газпрома» в Европу может упасть минимум на 15-30 млрд куб. м (в 2019 году экспорт составил 193 млрд куб. м). По опыту предыдущих кризисов, на российском рынке спрос на газ может упасть на 5-6% при падении ВВП на 5-8%, указывают эксперты Энергоцентра «Сколково».

Избыток предложения газа на рынке и спрос, упавший из-за коронавируса тоже вызвали резкое падение цен. В Европе к середине апреля 2020 года цена на газ на британской площадке NBP пробила психологическую отметку в $2 за млн БТЕ ($70 за 1 тыс. куб. м). Это минимум с 1999 года и соответствует уровню субсидируемых цен на газ в центральной России. В Азии стоимость газа по индексу Platts JKM в апреле опустилась до самого низкого за всю историю уровня в $2,8 за 1 млн БТЕ (чуть менее $100 за 1 тыс. куб. м).

После окончания эпидемии газовые компании могут столкнуться с проблемами финансирования, а наиболее капиталоемкие проекты-«бегемоты» вообще могут не найти денег, если не заручатся мощной государственной поддержкой, указывают эксперты энергоцентра.

В России сложилась необычная ситуация из-за особенностей регулирования: внутренние цены на газ стали выше экспортных нетбеков (цена за рубежом после уплаты экспортной пошлины и затрат на транспортировку). С одной стороны, это усилит конкуренцию за наиболее прибыльных потребителей на внутреннем рынке, с другой — эти потребители могут начать требовать от государства снизить внутренние цены до европейских, говорится в исследовании.

Рост энерготарифов может превысить инфляцию

Долгосрочные последствия кризиса из-за для российской электроэнергетики могут оказаться очень серьезными, пишут эксперты «Сколково». В отличие от мировых, российские цены на электроэнергию упали незначительно из-за особенностей регулирования. До 50% тарифа промышленные потребители платят за доставку электричества по сети, а также за мощность, цена на которую фиксируется на срок от одного года до 20 лет, и не снижается из-за падения потребления (3-7% в первой половине апреля). Для населения цены и вовсе регулируются.

Фиксация общего платежа за электроэнергию на фоне низкого потребления может обернуться ростом цен выше инфляции, предупредили эксперты. Все масштабные долгосрочные инвестпрограммы, которые и приводят к формированию высоких фиксированных платежей (строительство ТЭС и «зеленых» электростанций по договорам о поставках мощности, сетевые инвестпрограммы и так далее) планировались исходя из устойчивого роста спроса на электроэнергию и экономического роста в 1-3% в год.

Компании будут вынуждены урезать инвестиции, а это грозит для кредиторов и подрядчиков потерей уже сделанных вложений.

Чтобы поддержать прибыль, энергетики могут урезать и расходы на ремонт. Это особенно опасно для некрупных теплоснабжающих организаций, и зимой 2020-2021 года в небольших городах могут участиться аварии сетей.

Но один из главных рисков для российской и глобальной энергетики — неплатажи за электроэнергию и тепло, указывают эксперты Энергоцентра «Сколково». Во всем мире компании и целые государства инициируют отсрочки платежей, льготные тарифы, временно отказываются от отключения неплательщиков. Но запас устойчивости энергокомпаний не безграничен: например, у европейских владельцев распределительных сетей через два-три месяца из-за неплатежей возникнет дефицит оборотного капитала, что приведет к срыву краткосрочных обязательств в рамках обычной операционной деятельности, предупредил отраслевой союз Energy Community Distribution System Operators. Платежи российским компаниям за электричество и теплоснабжение могут снизиться на 50%, оценивал «Совет производителей энергии».

«Восстановление мировой экономики после пандемии также несет дополнительные угрозы для российского ТЭК», — рассказала РБК директор Центра энергетики бизнес-школы «Сколково» Татьяна Митрова. Все чаще со стороны правительств и международных организаций звучат призывы к низкоуглеродному пути стимулирования экономики. Благодаря кризису, российский нефтегазовый сектор получил все основания для переоценки перспектив отрасли и разработки новой модели развития в условиях декарбонизации, считает эксперт.

Коронавирус

Россия Москва Мир

0 (за сутки)

Выздоровели

0

0 (за сутки)

Заразились

0

0 (за сутки)

Умерли

0 (за сутки)

Выздоровели

0

0 (за сутки)

Заразились

0

0 (за сутки)

Умерли

0 (за сутки)

Выздоровели

0

0 (за сутки)

Заразились

0

0 (за сутки)

Умерли

Источник: JHU,
федеральный и региональные
оперштабы по борьбе с вирусом

Источник: JHU, федеральный и региональные оперштабы по борьбе с вирусом

Читать подробнее

Источник


Понравилось? Поделись с друзьями в соц-сетях!

B-MAG

Редакция бизнес-журнала - B-MAG.ru Мы публикуем материалы о бизнесе и деловой жизни, предпринимательстве и стартапах, инвестициях, бизнес идеях и технологиях. /Business life today – деловая жизнь сегодня/

Новые комментарии:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 − один =

Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals